Читайте на эту же тему





Послание пианиста и дирижера И.М. Жукова на Учредительной конференции Фонда А.Н. Скрябина

Добавлено 27 января 2018 svetlanaviolino

Игорь Жуков (дирижер, фортепиано)

На Учредительной конференции Фонда А. Н. Скрябина было зачитано послание пианиста и дирижера И. М. Жукова, которое было воспринято как руководство к действию.

«Я не могу не выразить своего искреннего удовлетворения тем, что оформилась Идея Объединения, осененная именем легендарного Александра Николаевича Скрябина. Лично для меня факт этот является (хочу думать, что это действительно так!) моментом горького признания того, что мы уже что-то умудрились потерять и, не дай Бог, потеряем еще больше (и — безвозвратно!), если не спохватимся и не попытаемся хоть в чем-то возродить по-особому ЭЛИТАРНУЮ скрябинскую духовную диаспору. Вряд ли мы будем честны перед собою, если не дадим себе отчета в том, что скрябинский „воздух“, в течение многих лет наполнявший заповедный уголок на ул. Вахтангова, в силу известных всем печальных обстоятельств, увы, улетучился, и духовная связь поколений, столь любовно оберегавшаяся незабвенной Т. Г. Шаборкиной, — если можно так выразиться, — БЛЕСТЯЩЕ порвалась! Грустно, трагично, но — это есть факт: „кухаркин устав“ вторгся в священный скрябинский монастырь! Предвижу удивленно поднятые брови и возмущение (!) определенных наших „облеченных“ кругов, но давайте, наконец, по-умному избежим съездовских бесплодных стычек и попытаемся осмыслить, что неприятие чего-либо зиждется в первую очередь на ГЛУПОМ НЕПОНИМАНИИ, а активное (активное!!!) непонимание знаменует собою известную и знаменитую русскую пословицу — НЕ В СВОИ САНИ НЕ САДИСЬ!!!

Скрябина ЗАВОЕВАТЬ нельзя (невозможно!), ибо он — не той категории явление. Дело в том, что мы в своем рвении как-то незаметно вытолкнули из арсенала своих представлений такое понятие, как — УНИКАЛЬНОСТЬ. Оно, это понятие, абсолютно не сродни привычно направо и налево развешиваемым ярлыкам типа „гениальный“, „непревзойденный“ и пр., пр. Мы забыли, что Уникальный — это не „цена“, это не противоборство, это ПОДТВЕРЖДЕННЫЙ ИСТОРИЕЙ факт ЕДИНСТВЕННОСТИ. А такая ЕДИНСТВЕННОСТЬ требует от нас ОСОБОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОСТИ, ОСТОРОЖНОСТИ и, если хотите, ЩЕПЕТИЛЬНОСТИ в отношении к уникальному явлению, дабы не допустить, чтобы оно, это явление, не оказалось в ряду других, сколь бы ценными эти ДРУГИЕ ни были. Мы не имеем права манкировать тем обстоятельством, Что Александр Николаевич Скрябин не может иметь статус „в ряду других“: его невозможно аналогизировать и сравнивать даже с самыми яркими явлениями. И давайте отбросим примитив: лучше — хуже, гениально — бездарно и т. п!!!

Скрябин — одна из комет нашей истории, но он — не часть какого — либо созвездия. Он — ОДИН ЕДИНСТВЕННЫЙ, НЕПОВТОРИМЫЙ!!! Не хватайте его за усы и бороду и не кричите при этом — „МОЁ!“ Мы можем только пытаться к нему приблизиться, но — НИКОГДА! — идентифицироваться с ним. Он был и остаётся ЗАГАДКОЙ, гением философии творчества, которая бесконечно далека от нашей, так называемой философии прагматизма. К огромному сожалению, мы это не прочувствовали вовремя, и грош нам цена, ибо мы уже многое опустили и прошляпили!!!

Скрябинское исполнительство сегодня отличается особого рода БЕЗНАКАЗАННОСТЬЮ: что хочу, то и ворочу! Исполнять Скрябина на уровне рядового модерна начала века или на уровне ОРДИНАРНОГО сегодняшнего модерна стало попросту нормальным явлением: Я ХОЧУ — ЗНАЧИТ, МОГУ, такое торжество кухаркиного подхода ничего, кроме зла, причинить не может.

Скрябинское „Я ЕСМЬ“ должно главенствовать надо всем, причем определять должно ЕСМЬ… Что же такое есть ЕСМЬ, наверное, следует определять нам самим, выбрав один из двух постулатов: я МЫСЛЮ. Значит, существую или — я живу, значит я есть. Что есть правда — выбирать вам, но Скрябин здесь, в конечном счете, высший судья, как бы его ни упрощали и не подвергали методическим исследованиям!

Скрябинский дух, несомненно, должен быть возрождён, но не административно, не по указанию, не по желанию, а — по стремлению!!!

У Скрябина, по моему глубокому убеждению, не может быть любителей, у него могут быть только ПОКЛОННИКИ. Вот, если мы сможем почувствовать разницу между этими двумя категориями, то, возможно, Скрябинская ДИАСПОРА сможет возродиться…

Я прошу меня понять: я не собираюсь никого уговаривать и бороться ни с кем: с меня хватит нашей действительности… Я молюсь на Скрябина много лет, он — моя радость, моя звезда, и никаких других соображений здесь быть не может!

Давайте же не ВТОРГАТЬСЯ в скрябинский мир, а пытаться ВОЙТИ в него с одним условием, — если ОН НАС ПРИМЕТ!»

27 апреля 1992 г.

Теперь — это завещание. Светлая память!

Александр Скрябин
Источник: www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1645945098799189&id=100001511446949

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору