Принцип чтения. Александр Рамм: «Слушаю альбом Pink Floyd и вспоминаю «100 лет одиночества»

Добавлено 05 декабря 2014

Александр Рамм (виолончель)

Фото: Мария Аникина
Виолончелиста Александра Рамма в Томск привел проект «Звезды XXI века», объединяющий талантливых молодых исполнителей.

Мы узнали, что Александр неравнодушен к книгам и пригласили его в «Принцип чтения», чтобы выяснить, как могут быть связаны музыка и литература, стоит ли читать перед концертом и зачем знать биографию композитора, произведения которого ты исполняешь.

— Для музыканта важны книги и фильмы — они помогают прочувствовать то, что ты лично еще не переживал, влияют на твое восприятие. Правда, я чаще смотрю хорошее кино, чем читаю. Вероятно, потому, что я сын известного кинокритика Виты Рамм, она работала обозревателем на «Эхо Москвы», в газете «Известия», была шеф-редактором тематического приложения «Новых известий» «Pro Кино», сотрудничала с другими изданиями, а теперь переехала из Москвы на свою историческую родину в Палангу, в Литву.

***

В моей юности был период, когда я читал довольно много. В 14 лет познакомился с творчеством Гарсиа Маркеса. Начал с его рассказов, «100 лет одиночества» прочел уже потом. Его произведения меня впечатлили своей атмосферой. Они похожи на сказки, но в то же время реальные, удивительно сочетание. Запомнился его вымышленный город Макондо, он почти везде фигурирует. Те рассказы, которыми я увлекся, были лаконичными, 4–5 страниц. Особенно меня впечатлила история, где повествование идет от лица парализованной девушки, которая неподвижна, но все видит и слышит.

Когда я читал «100 лет одиночества», то постоянно слушал потрясающий альбом группы Pink Floyd «Wish you were here» с длинными, красивыми композициями. Музыка тоже создавала определенную хоть и не очень радостную, но сказочную атмосферу. Сейчас, когда я снова обращаюсь к этому альбому, то сразу вспоминаю «100 лет одиночества». Конечно, настроение этой книги, а не ее сюжет. С ним у читателей обычно проблема: трудно вспомнить всех многочисленных действующих лиц этой эпопеи!

***

Маркес увлек меня благодаря тому, что мне подарили его книгу на День рождения. Прежде я, естественно, о нем много слышал, но у меня был связан с этим писателем стереотип: думал, что его произведения заумные, философские, непонятные. Прочел, и оказалось, что я глубоко ошибался! У меня, кстати, часто бывает «синдром неверных ожиданий». Иногда ничего не ждешь от события, а потом оно тебя впечатляет. Либо, напротив, возлагаешь большие надежды, а в итоге случается разочарование.

***

Обычно я очень вдумчиво читаю, частенько возвращаюсь к определенным предложениям, перечитываю их. Наверно, это идет от музыкальных занятий — осваивая новое произведение, играя перед публикой, нельзя же пропускать ни одной ноты. В итоге читаю я медленно. В отличие от моей мамы и брата: я как-то даже засекал — они читали разворот за 30 секунд!

***

Старший брат начинал заниматься музыкой вместе со мной, только играл не на виолончели, а на трубе. Но быстро понял, это не его, решил освоить сферу IT и уже несколько лет работает в Ирландии. Когда мама приносила домой новую книгу, то, конечно, он читал ее первым. Когда у братьев такая разница в возрасте, как у нас, полтора года, то старший обычно считает, что он взрослее лет на 20. Неудивительно, что ему все быстрее доставалось! Хотя сейчас я понимаю, это было оправданно, поскольку он быстро читает, и уже за день книгу заканчивал, не то, что я.

Однажды я выиграл спор с братом. Он пошутил, что мне никогда не одолеть весь роман Толстого «Война и мир». Я не хотел проиграть, и прочитал. Помню, в колледже им. Шопена, где я тогда учился, на меня смотрели как на диковинку — он прочитал всю «Войну и мир»!

Мой брат большой поклонник жанра фэнтези, причем лучшего — Джона Толкиена, Станислава Лема, Роджера Желязны… Я увлекся, благодаря ему, Толкиеном — книги захватили меня. Посмотрел потом и фильмы. Правда, не все экранизации мне пришлись по душе. Последний «Хоббит» смущает тем, что книга небольшая, детская, а фильм получился сопоставимым по объему с главной трилогией и мрачным. Добавили событий, которых не было в книге. А экранизация главной трилогии сделана, по-моему, с большой любовью к тексту и к миру, не зря на нее было столько восторженных отзывов поклонников книги.

К экранизациям отношусь по-разному. Например, сериал Владимира Бортко по «Мастеру и Маргарите» Михаила Булгакова — актеры там играют здорово, но просто «идут по тексту», и телесериал стал похож на ожившую иллюстрацию книги.

«Мастер и Маргарита», кстати, одна из самых моих любимых книг. Я ее каждые пять лет точно перечитываю, и восприятие постоянно меняется, тем более, мало кто, думаю, раскусил, что именно хотел сказать автор в этом романе.

Лет в 14 история воспринималась мною как сказка, понимал я, конечно, не все, но чувствовал, что это произведение «вне времени», оно воспринимается как современное. То же самое можно сказать про музыку любого из великих композиторов: они звучат современно, не как «музей». Например, в XIX веке Сезар Франк сочинял для органа, и некоторые его опусы звучат так, словно только что написаны.

Что именно я чувствовал, когда перечитывал роман Булгакова в последний раз, не смогу описать словами.

Мы с братом любили книги о Гарри Поттере. Я, правда, все сагу так и не закончил, на шестой книге остановился. Но меня впечатлил этот эксперимент, когда аудитория книги растет вместе с ее героями. И если первая история — просто легкая детская сказочка, то с каждой книгой становилось все мрачнее. Маме друзья из Лондона присылали книги на английском. И мы с братом одни из первых читали книги Джоан Роулинг в оригинальном варианте. А потом уже и в переводе.

***

В 2005 году я открыл для себя такого автора, как Евгений Гришковец. Теперь это мейнстрим, но я не сноб. Сейчас этот писатель мне не близок, а 9 лет назад его спектакли «Как я съел собаку» и «Одновременно» произвели на меня огромное впечатление. Прочел я и сборник «Планка». Меня привлекало умение Гришковца уловить то, что мы все с вами ощущаем, и выразить это словами. Считаю, здорово, когда твои чувства облачены в слова.

***

Сегодня по-разному выбираю, что читать. Иногда выпадает свободное время — смотрю дома на книжные полки, и там нахожу, что прочесть. Бывает, услышу интересный рассказ о новой книге, и покупаю ее — обычно скачиваю в электронном варианте. Недавно пытался читать Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени», по нему снят популярный сериал «Игра престолов». Этот автор известен тем, что очень любит убивать своих главных героев. Я видел фотографию: книга, где тысяча страниц, и почти на каждой второй — закладки, поскольку там умирают ключевые персонажи. Но Мартин мне не понравился — по-моему, это еще та графомания.

***

Если говорить о книгах, связанных с музыкой, то мне нравятся «Обертоны» Гидона Кремера, сборник баек о концертно-гастрольной жизни очень известного музыканта. Естественно, знакома мне и книга Григория Пятигорского «Виолончелист», в ней я тоже для себя почерпнул много интересного.

Биографии композиторов, музыкантов тоже читаю. Относительно недавно издана книга одной из учениц Ростроповича англичанки Элизабет Уилсон «Мстислав Ростропович. Композитор. Учитель. Легенда». Она очень хороша, хотя некоторые факты в ней перепутаны, но получилось увлекательно.

Раньше у меня, как, думаю, и у многих, был такой стереотип: если великий деятель, то, значит, и прекрасный человек. Но это в 90% случаев наоборот! Например, у нас в России сейчас одного режиссера не любят, а я считаю, фильмы он снимает хорошие, а личность и талант надо разделять. Умрет он, умрут те, кто его сегодня ненавидит, и останутся только его фильмы. То же самое относится к великим писателям и композиторам.

С большим интересом я читал художественную биографию «Шостакович: Жизнь. Творчество. Время», написанную Кшиштофом Мейером. Такие книги полезны для музыкантов, поскольку нужно понимать, в какое время то или иное произведение написано, что переживал автор. У Дмитрия Шостаковича после 1937 года кардинально поменялось творчество. Он писал более светлые, полные куража сочинения. Первый фортепианный концерт — это редкое разнообразие стилей! Затем он столкнулся с системой, и его музыка стала значительно тяжелее, мрачнее.

Сергей Танеев интересный композитор, его считают многие «русским Бахом», полагают, он математик без страстей и чувств. Но лично я познакомился с его музыкой через третий струнный квартет. Он его написал для своей няни, которую очень любил. Там есть все: и точная выверенность, и контрапункт… Это высочайшее искусство! Мы с удовольствием играли это произведение на государственном экзамене. В консерватории ставят оценку «5 с плюсом», только если все члены комиссии за такое решение, и наше исполнение квартета получила такую отметку! Мы через себя пропустили эту великую музыку!

Танеев был великий подвижник, сегодня он, может, не так часто исполняется по сравнению с Чайковским или Мусоргским, а я уверен, он должен быть в одном ряду с Шостаковичем и Прокофьевым. Он недооценен мировым сообществом, но мы будем стараться это исправить.

Перед концертом надо настраиваться, не стоит беседовать на отвлеченные темы и читать книги. Хотя если прочитать что-то накануне и сохранить в воображении атмосферу книги, то она может помочь музыканту.

Текст: Мария Симонова
Фото: Мария Аникина
obzor.westsib.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору