Рустем Абязов: «Не люблю делать то, что на поверхности. Сейчас все готовятся к Универсиаде, а мы — нет!»

Добавлено 09 июля 2013

Камерный оркестр «La Primavera», Рустем Абязов (скрипка, дирижер, композитор)

Камерный оркестр «La Primavera» завершил концертный сезон. Был он насыщенным ярким и интересным. Впервые побывали в Израиле, сыграли в стенах православного храма, изменили правовой статус. 29 сентября 2013 года музыканты под руководством маэстро Рустема Абязова откроют новый сезон программой «Пульс Буэнос-Айреса» с участием приглашенной звезды аргентинского танго, которая потрясающе поет лирические песни. Об этом, а также о том, как живется оркестру в Казани и Татарстане, во сколько власти оценили труд музыкантов и почему «La Primavera» не готовится к Универсиаде, рассказал Рустем Юнусович, отвечая на вопросы «Казань 24».
«Я не люблю делать то, что на поверхности, что хотят остальные. Вот, все сейчас готовятся к Универсиаде, а мы – нет!»
- Рустем Юнусович, в этом сезоне оркестр «La Primavera» впервые побывал с гастролями в Израиле. Считаете ли вы это событие значимой вехой?

Рустем Абязов: Попасть с концертами в Израиль очень сложно, поскольку рынок перенасыщен. Еще один момент, для местных жителей положительный, для приезжих – не очень, Израиль не любит ни за что платить. Кажется, это пошло с Исаака Стерна, который призвал всех соотечественников помочь стране, приезжать и играть бесплатно. И к этому привыкли!

Если говорить совершенно серьезно, то рынок насыщен до предела: афиша концертного зала, где мы выступали, была переполнена российскими известными артистами. Поэтому я так рад, что у нас все сложилось. У нас было всего два концерта – не Бог весть какие длинные гастроли, но для начала, чтобы показать себя, достаточно. Продюсер сейчас строит на нас планы, скорее всего, мы поедем снова в Израиль через 2 года, но, возможно, и раньше. Перспектива развития взаимоотношений с этой страной есть. Единственное, среди зрителей было мало молодежи, но это повсеместное явление.

- В какие страны вы планируете поехать на гастроли в новом сезоне?

- Следующий сезон будет богат на гастроли, пока я не хотел бы говорить обо всех из них. Точно известно, что в августе 2014 года мы отправимся в Швецию. Мы объездили эту страну с севера на юг и с востока на запад. Там мы играли в концертном зале, переделанном из коровника, и в зале, в который превращается на время концертов действующий королевский дворец! Там очень хорошая публика, и мне будет очень интересно вновь вернуться туда.

Кроме того, надеюсь, что будет Корея. А еще об одном очень заманчивом проекте я пока говорить не буду, потому что в этом случае очень многое зависит не от нас. Заявки в качестве кандидатов подали шесть лучших камерных Европы, в том числе и «La Primavera», и в сентябре организаторы примут решение.

- В какой стране вы особенно любите выступать?

- Каждая страна запоминается особенными событиями. Например, Южная Корея осталась в памяти, благодаря двум моментам. Первое, когда коллектив приглашают на гастроли, понятное дело, появляются транспортные расходы. Так вот, Корея оплатила всё! Во-вторых, в программе концерта, который проходил в соседнем от Сеула городке, нас ждал, на первый взгляд, неприятный сюрприз в лице корейского скрипача – местной телезвезды, играющей а-ля Ванесса Мэй, и некоего сопрано, единственной в Корее исполнительницы мюзикла «Mamma Mia!», которая пела песни группы Abba. После этих двоих мы, пребывая в некотором шоке от происходящего, сыграли пьесу «My way» Фрэнка Синатры – публика просто неистовствовала: мы три раза играли на бис! Как сказала одна из наших девочек-музыкантов: «Мы их просто порвали!»

- Путешествия по дальним странам – это, конечно, хорошо. А как вам живется дома, в Казани? Чувствуете ли любовь публики?

- На зрителей в Казани мы не обижались никогда: они любят и поддерживают. Сказать, что мы уверены в аншлаге на каждом концерте, я не могу, так как очень много зависит от программы, приглашенного солиста и так далее. Иногда происходят странные вещи: готовишь программу с какой-то невероятной приглашенной звездой, рассчитывая на полный зал, и собирается от силы две трети зала! А бывает самая обычная программа – и ни одного свободного места! Как это объяснить? Не знаю!

Я не люблю делать то, что на поверхности, чего хотят остальные. Вот, все сейчас готовятся к Универсиаде, а мы – нет! Все хотят сделать концерт с Диной Гариповой, а я болел за нее в проекте «Голос» и обрадовался ее победе, но стремления сделать с ней выступление у меня нет. Мне интереснее открывать новые имена, хотя это и рискованнее.

«У нас была задача довести зарплаты музыкантов «La Primavera» до уровня государственного симфонического оркестра РТ. Но нижний предел поднять до 30 тысяч нам не удалось»

- Поддерживают ли вас городские и республиканские власти?

- Безусловно, мы пользуемся поддержкой властей. Возможно, не в такой степени, как нам хотелось бы. Но, в любом случае, спасибо им за то, что нам дают. Во всяком случае, с 1 марта наш оркестр существует в новом статусе – мы больше не являемся структурным подразделением национально-культурного центра «Казань», а автономное муниципальное учреждение культуры, то есть отдельная юридическая единица.

Нам выделили помещение, где мы должны сделать ремонт и будем там жить. Нам повысили зарплаты, опять же не так, как хотелось бы, финансовые структуры города и республики нас перехитрили, выделив чуть меньшие суммы, но разобраться в этом уже никто не может. А так – нам грех жаловаться на отсутствие поддержки и города, и президента республики. В ходе нашей последней встречи, Рустам Минниханов, сказав: «Несмотря на то, что вы – муниципалы, я вам помогу», выделил деньги на оплату труда и покупку инструментов. Последнее особенно важно, потому что у ребят сейчас довольно-таки средние инструменты, но со временем звучание оркестра улучшится.

- А сколько получают музыканты?


- От 20 до 50 тысяч рублей. У нас была задача довести зарплаты музыкантов «La Primavera» до уровня государственного симфонического оркестра. Но нижний предел поднять до 30 тысяч нам не удалось. Я считаю, что здесь есть над чем работать.

- Не испытывает ли оркестр недостатка в хороших молодых музыкантах?

- Заменить любого музыканта, особенно в камерном оркестре, очень сложно. Когда мы берем новичка в оркестр, то, конечно, смотрим, какой он музыкант, но в небольшом коллективе очень важно, чтобы и человеком он был хорошим. Если новый музыкант будет вносить психологический дискомфорт, люди перестанут хотеть приходить на работу.
Я считаю, что найти хороших музыкантов, еще и отличающихся хорошими человеческими качествами, трудно. И мы всегда очень переживаем, когда нам требуется новый музыкант. Однако сейчас, думаю, замены будут редкими и «естественными».

Конечно, у меня текут слюнки от зависти, слушая рассказы, например, дирижера Люксембургского симфонического оркестра. Что такое Люксембург? Меньше Казани! Когда там открывается вакансия, то образуется конкурс в 200 человек на место. Лучшие из лучших музыкантов Европы съезжаются, чтобы выбрали только одного! У нас такого, конечно, никогда не будет.

- Какие инструменты вы хотите приобрести для оркестра?


- Конечно, мы получаем не миллионы, как симфонический оркестр, поэтому «по одежке протянем ножки» - цели, купить коллекционные инструменты, у нас нет. Нам нужны хорошо звучащие и подобранные по тембру музыкальные инструменты. А насколько именитые мастера их сделали, не так приоритетно.

Хотя, естественно, стоит вопрос, что это должны быть творения мастеров конца 19 – первой половины 20 веков, может быть, самого конца 18 века, французские, частично, немецко-австрийские. Есть одна французская фирма, которая знает наши возможности и готова найти комплект инструментов для нас, которые будут «из одной семьи». Это процесс не одного дня и даже месяца, как это было бы в случае с современными инструментами. Думаю, мы будем получать их партиями.

«Я призываю тех молодых людей, которые пошли в музыку и чувствуют в себе божий дар, не жалеть сил»



- Рустем Юнусович, в какой момент жизни, карьеры, вы осознали, что нашли свое призвание?


- Когда мне задавали этот вопрос года три-четыре назад, отвечал: я понял, что занимаюсь своим делом, лет в 35-40. Тогда пришло осознание, что я чего-то достиг и что-то понимаю в той области, где я работаю. До этого я совершенно не пытался проанализировать этот вопрос. Просто занимался своим делом, с тех пор, как бабушка с дедушкой за руку привели меня, 5-летнего, в первую музыкальную школу, впихнули на вступительный экзамен, откуда я с ревом выскочил, и меня отправили поступать во второй раз, на сей раз более успешно. А дальше все шло по накатанной. А когда я повзрослел, то начал думать, а своим ли делом я занимаюсь?

- Возглавляя оркестр, вам приходится быть не только музыкантом, дирижером, но и менеджером. Как удалось открыть в себе эти качества?

- Необходимость заставила. Когда я был директором специальной музыкальной школы, возникла идея создания профессионального оркестра. Я дирижировал в те времена школьным оркестром, но хотелось чего-то большего. Чем можно было привлечь публику? Денег у меня не было, помещения тоже…Тем не менее, оркестр был организован, нас узнали, нужно было придать ему статус. И мне пришлось долго заниматься этим. В 1989 года оркестр был создан, в 1990 году мы стали называться оркестром Казанского университета, но это давало только крышу над головой. Спасибо им за это большое! Роль университета в нашей судьбе переоценить сложно, думаю, если бы не университет, то вряд ли мы дожили до 1996 года. Только тогда мы получили статус. Решение постоянных проблем, принцип «хочешь – не хочешь, а надо», и помогали мне.

- В чем вы видите свою миссию в жизни?

- Буквально, на днях я рассказывал маме историю о том, как во время гастролей в Израиле ко мне в антракте подошел один парень по имени Павел Левин. И сказал: «Знаете, я стал скрипачом только благодаря вам!» Конечно, я уже забыл его, но он напомнил, что учился у моего педагога Фаины Львовны Бурдо, затем у ее дочери. И никто не мог заставить его заниматься, несмотря на его выдающиеся способности.

Однажды на время болезни его преподавателя, Павел попал ко мне, а я тогда только что окончил Московскую консерваторию и был в хорошей форме. «Вы взяли у меня скрипку и сыграли так, что я впервые увидел, как кто-то рядом совершенно играет! Две недели я занимался, как проклятый, чтобы придти к вам полностью подготовленным, и с тех пор я начал учиться и стал музыкантом!» - такую историю рассказал мне этот молодой человек. И я сказал маме: «Значит, я прожил свою жизнь не зря!» Наверное, в этом моя миссия: кто-то благодаря мне начинает заниматься музыкой.

- Какое из своих достижений вы считаете основным?

- Раньше я бы начал рассказывать вам о работе, а сейчас я считаю своим главным достижением то, что у меня растут двое очаровательных детишек!

- Что вы могли бы посоветовать тем ребятам, которые занимаются музыкой, мечтая об успехе?

- Если человек мечтает об успехе, ему нужно только трудиться. Дальше очень много зависит от его данных: если Бог поцеловал в темечко, то при упорном труде цель будет достигнута. Без яркого таланта будет сложнее, так как упорный труд не принесет желаемых результатов. А если и трудиться не хочется, и от природы ничего не дано, тогда и говорить не о чем! Самое обидное, когда Бог поцеловал, дал талант, а человек не работает. Я призываю тех молодых людей, которые пошли в музыку и чувствуют в себе божий дар, не жалеть сил, пока молодые. Не зря говорится, сначала ты работаешь на имя, а затем имя работает на тебя. Так и должно быть. Я не призываю, взять и успокоиться в более зрелом возрасте, но на начальном этапе нужно вложить в свой будущий успех силы и юношеский темперамент.

17 июня 2013 http://kazan24.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору