Рустем Абязов: «Ещё один шаг вперёд — и то, что называется музыкой, перестанет ею быть»

Добавлено 04 декабря 2015

Камерный оркестр «La Primavera», Рустем Абязов (скрипка, дирижер, композитор)

Создатель, бессменный художественный руководитель и главный дирижёр Казанского камерного оркестра «La Primavera» Рустем Абязов рассказал KazanFirst о том, почему исчерпала себя современная классическая музыка, поделился впечатлениями о своем актёрском опыте, а также поведал, как совместить на сцене музыку и кино и как иллюстрировать классику мультфильмом.

— Вы ведь не только руководите оркестром, но дирижируете, пишете музыку, выступаете в качестве солиста-инструменталиста… Насколько важно для музыканта сегодня быть универсальным?

— Это никакая не универсальность. Ведь каждый, кто заканчивает консерваторию, выступает в качестве исполнителя на том или ином музыкальном инструменте. Но, чтобы быть действительно хорошим исполнителем, нужно работать за инструментом ежедневно по несколько часов. Мне не нравится слово «тренировки», — это немного не то… Но, действительно, необходим ежедневный труд и работа над собой. Я уже не раз собирался завершить свою исполнительскую деятельность, но, когда меня приглашают на фестивали, в том числе зарубежные, коллеги постоянно просят, чтобы я солировал. К счастью, опыт позволяет мне не репетировать каждый день, но держать себя в музыкальной форме, конечно, необходимо. Я сам получаю неимоверное удовольствие от исполнения музыки.

-А ваш оркестр отличается универсальностью за счёт того, что часто принимает участие в уникальных, концертах, где переплетаются разные виды искусства?

— Тоже — не совсем. Ведь мы исполняем музыку, а рисуют картины, танцуют, читают монологи — профессиональные художники, танцоры и актёры. Хотя, конечно, мы работаем в тесном тандеме, чтобы получить действительно качественный, интересный результат. Потому что зритель сразу замечает, если элементы действа на сцене идут параллельно и отсутствует логика, тогда ему просто становится скучно и неинтересно. Наш оркестр действительно открыт всему новому, чего стоит только работа с битбоксером Митей Бурмистровым, которая, неожиданно для широкой общественности, получилась действительно интересной и новаторской. В этом плане мы стараемся идти в ногу со временем.

— Получается, сегодня слушателю мало одной лишь музыки, звучащей со сцены?

— Безусловно. Поэтому мы часто прибегаем к синтезу искусств. Признаться, мне и самому мало одной музыки, ведь всё давно написано и сыграно. И, какими бы гениальными ни были Моцарт или Чайковский, как бы мне ни нравилась их музыка, слушать одно и то же в 150-й раз становится просто неинтересно. Искушённый зритель хочет зрелища, новизны. И мы стараемся соответствовать.

— 11-го декабря Казань ждёт очень необычный концерт, а точнее — «киноконцерт». Расскажите, что это за жанр?

— Зрители действительно будут наблюдать уникальное действо — переплетение музыки и кинематографического искусства. В частности — немого кино.

— Как Вам пришла идея такого концерта?

— Я увидел мультипликационный фильм по партитуре «Картинок с выставки» Мусоргского. И был поражён: музыка в исполнении Канадского камерного оркестра отражала мельчайшие движения на экране, а каждый кадр мультфильма точно попадал в каждую ноту. И в первом отделении предстоящего концерта мы решили вживую сыграть эту сюиту в оркестровке Ю.Туровского и иллюстрировать её мультфильмом, который будет идти на экране. А может это музыка в нашем исполнении будет иллюстрировать мультфильм? Для нашего города это первый подобный опыт. Безусловно, для оркестра это очень сложно в техническом плане. Но зрителя ждёт действительно захватывающее, интересное и необычное действо.

— В аннотации концерта сказано, что мы сможем увидеть Вас и в качестве актёра…

— Да, это так. Вот это — да, та универсальность, о которой Вы говорили в начале. Этот опыт стал для меня неожиданным, но очень интересным. Началось всё с того, что молодой режиссёр Юрий Данилов показал мне сценарий короткометражного фильма, который должен был стать его дипломной работой. Фильм был посвящён творческим мукам композитора, который находится в поисках вдохновения. Сценарий мне очень понравился, я сразу понял, что это нечто абсолютно новое, неординарное, и с радостью согласился попробовать себя в качестве актёра. В итоге, фильм получился очень интересным, захватывающим, интригующим, даже мистическим в каком-то плане. Это немое кино, актёр не произносит ни единого слова. Звучат лишь окружающие любого человека бытовые шумы и фрагменты музыки Леонида Любовского, которая легла в основу фильма. К моему приятному удивлению, эта картина вышла из категории простого дипломного проекта и была представлена на Международном фестивале мусульманского кино, где получила широкий резонанс и множество положительных отзывов. Сам Юрий Данилов сейчас учится во ВГиК-е, на мой взгляд, у этого молодого режиссёра очень большое будущее. После фильма мы хотим сыграть произведение Любовского целиком, а на закуску предложить слушателям популярную киномузыку Уоренна, Леграна, Чаплина.

— Музыка — самый субъективный вид искусства, её каждый слушатель воспринимает по-своему. А тут, ещё и в сочетании с немым кино, тоже не самым простым для восприятия жанром. Нет ли риска оказаться неправильно понятыми?

— Именно потому, что музыка предельно субъективна (в том смысле, который Вы обозначили), такой риск отсутствует. Фантазия слушателя не ограничивается ничем и никем. И чем больше будет вариантов прочтения, тем большую радость мне это доставит. Фильм называется «№ 9». Когда я задал вопрос Юре Данилову, почему он решил назвать так свой фильм, он ответил, что, во-первых, это знаковое, даже сакральное число для многих музыкантов (например, последняя Девятая симфония Бетховена, или последняя незавершённая Девятая у Шуберта и т. д.), а во-вторых — «чтоб непонятнее было». У слушателя всегда должен оставаться простор для творчества.

— В чём особенность концерта «Рождественская россыпь музыкальных талантов», который состоится 23-го декабря?

— Хоть мы и не указали этого в названии, концерт будет посвящён молодым дарованиям. Вниманию слушателей будут представлены четверо невероятно талантливых молодых людей: Равиль Ислямов (скрипка), Александра Тихонова (арфа), вокалистка Екатерина Воронцова и солистка нашего оркестра, пианиста, Елена Лось. Эти молодые музыканты демонстрируют совершенно виртуозное исполнение, которым, я уверен, будут покорены все, кто придёт на наш рождественский концерт.

— Чем отличается нынешнее поколение музыкантов?

— У них гораздо больше возможностей получить знания. Закоренелая система музыкального образования сейчас начала постепенно меняться и уходить от консерватизма.

— Получается, классическая музыка подвижна, идёт в ногу со временем?

— Если мы говорим конкретно о классической музыке, то есть о музыке эпохи барокко и классицизма (Бах, Гайдн, Моцарт, Бетховен), то это вопрос исполнения. Но исполнение часто в корне меняет звучание. В эпоху романтизма Мендельсон берёт ноты Баха, как он должен их играть? Естественно, он играет их в духе романтизма. Но в этих нотах не обозначались многие моменты, которые были априори понятны музыкантам эпохи барокко. В итоге — Мендельсон редактирует эти «слепые» ноты, и барочная музыка начинает звучать в романтическом стиле. И Советская система образования обучила такой манере исполнения тысячи и тысячи музыкантов. В этом плане мы очень отстали от Запада, где в это время кропотливо изучали, как же исполнялась барочная музыка тогда, когда её создавал Бах. Выяснилось, например, что нота «ля» звучала на полтона ниже, и это только одно из множества расхождений. Весь запад тогда разделился на два непримиримых лагеря — аутентистов, которые играли, как в старину, и романтиков. И, наконец, появилась третья сила, согласно которой нужно взять всё хорошее и от «старой» и от «новой» манер исполнения. Мне самому «золотая середина» ближе.

— Получается, музыка в классическом жанре, которая создаётся сегодня, тоже строится на фундаменте классиков и, в то же время, стремится быть актуальной и угодить искушённому слушателю?

— Это очень сложный вопрос. Весь прошедший век был посвящён поискам новых путей в музыке. А в двадцать первом веке вдруг начался возврат к прошлому. Сейчас мы на перепутье. Ещё один шаг вперёд — и то, что называется музыкой, перестанет ею быть. Например, одно из самых известных авангардных сочинений — пьеса Джона Кейджа «4 минуты 33 секунды тишины»: участники ансамбля просто выходили на сцену с инструментами и сидели в полной тишине эти 4 минуты и 33 секунды. Сочинять действительно новую и достойную музыку сегодня — безумный труд. Выдающийся композитор, Владимир Мартынов написал разгромную статью о том, что музыка себя исчерпала, и ничего нового сочинить просто невозможно, это будут лишь перепевы. Правда сам он продолжает писать музыку.

— И как нам выходить из этого тупика?

— Никак. Или смириться и сочинять в заданной столетиями манере, или отказаться от сочинения вообще, как я, например.

11 декабря «Вечер в формате немого кино», начало в 18.30
ГБКЗ РТ имени С. Сайдашева
Площадь Свободы, 3
Стоимость билетов: от 300 до 600 рублей

23 декабря, начало в 18.30
«Рождественская россыпь музыкальных талантов»
ГБКЗ РТ имени С. Сайдашева
Площадь Свободы, 3
Стоимость билетов: от 300 до 600 рублей


kazanfirst.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору