Счастье и горечь большой сцены

Добавлено 03 ноября 2015

Омская филармония

Надежда Комарова покорила омскую публику глубиной чувств
Влюбленная Татьяна в опере «Евгений Онегин» Чайковского, веселая Графиня в «Свадьбе Фигаро» Моцарта, юная гейша Чио-Чио-Сан из оперы «Мадам Баттерфляй» Пуччини — в этих и многих других образах 31 октября вышла на сцену Органного зала солистка Омской филармонии Надежда Комарова (сопрано). После шести лет в труппе Красноярского театра оперы и балета певица вернулась в Омск, где ее встретили многочисленные поклонники, настоящие меломаны и ценители большого искусства. Лауреату различных конкурсов Надежде Комаровой довелось выступать на одной сцене с великими оперными певцами, такими как народная артистка СССР Елена Образцова, народная артистка РСФСР Ирина Богачева, заслуженный артист России Роман Муравицкий и другими. В преддверии концерта «Возвращение» «ДГ» пообщалась с певицей.

— Надежда Алексеевна, с какими чувствами вы возвращаетесь на омскую сцену?

— Омск — мой родной город. А как возвращаются домой? С хорошими чувствами, с уверенностью, что здесь меня любят и ждут. Работая в Красноярске, я часто приезжала в Омск с концертами, и по открытию сезона увидела, что публика меня не забыла.

— Чем с точки зрения вокального искусства отличается работа в театре от выступлений на концертной площадке — будь то сольное или с оркестром?

— Мне посчастливилось петь и на концертной площадке, и на оперной сцене. Многие об этом только мечтают, и далеко не всем удается совмещать два жанра. Мне давно хотелось поработать в оперном театре, узнать его специфику. Могу точно сказать, что это абсолютно разные уровни работы. Одно дело — стоять на камерной сцене или даже выступать с симфоническим оркестром, другое — играть оперный спектакль. В опере ты подвластен не себе, а дирижеру и режиссеру, которые в каком-то смысле «навязывают» свои музыкальные образы, видение спектакля, и нужно воплотить их замысел, пропустив через себя.

И, конечно же, это голос. Один голос должен быть на сцене и другой — в оперном зале. Камерной манерой пения ни один оркестр в опере не пробьешь. Там другой посыл, другое дыхание, подача звука, другое слово — оно более крупное. На камерной сцене нужно искать золотую середину. Здесь приходится играть много ролей, переживать много образов, ведь каждый романс — как картинка, которую нужно показать зрителям.

— А что вам все-таки ближе?

— Выступать драматической актрисой и проживать чужую жизнь невероятно интересно. В театре есть своя магия. Мне нравится запах театрального закулисья. Ну и, конечно, театр — это наркотик: тот, кто там поработал, без него уже не может. И если будут предложения от театров, я соглашусь, но уже оставаясь в Омске. На камерной сцене я полностью в своей стихии, делаю то, что мне нравится, и какую-то игру, конечно же, умеренную, я туда привношу.

— Ваш репертуар довольно разнообразен. Какая работа вам больше запомнилась?

— То, что далось кровью, и это партия Лизы в «Пиковой даме» — моя первая работа в театре. Я только приехала туда, и после камерной сцены меня сразу окунули в мир страстей и перипетий «Пиковой дамы». Все тонкости работы в театре мне нужно было познать в один момент. Так как я понравилась режиссеру, меня эксплуатировали нещадно, я пела и утром, и вечером, и потом просто валилась с ног. Это был месяц сложнейших репетиций, прогонов и оркестровок, усиленная работа с режиссерами. Но я справилась и получила награду за лучшую женскую роль.

А любимое — это партия Татьяны в «Евгении Онегине». С детства я болею и романом Пушкина, и музыкой Чайковского, и всю жизнь мечтала исполнить партию Татьяны. Дебют на красноярской сцене в ее роли был для меня потрясением, мне хотелось плакать оттого, что это счастье сбылось. Тем более на такой сцене, со знаменитыми партнерами, с именитым московским дирижером Евгением Бражником.

— В каждую партию, как в каждую роль, оперному певцу нужно вживаться?

— Все партии ты переживаешь внутренне. Допустим, партия Иоланты в опере Чайковского раньше мне казалась несколько нудной, но когда я стала ее исполнять, то поняла, насколько в этой музыке много света, которого нет сейчас в жизни, и сколько света нужно передать зрителям, чтобы они ушли одухотворенными, с улыбками. Также партия графини в опере «Свадьба Фигаро». Это комическое произведение, и как не подурачиться и не пофлиртовать на сцене? В этом и прелесть — ты развиваешься всесторонне.

— Вы окончили музучилище Шебалина по классу народных инструментов, только потом было сольное отделение в ОмГУ. Как от инструментов материальных вы перешли к неосязаемому, но самому совершенному, как его называют, инструменту — голосу?

— У нас на отделении был педагог — дирижер музыкального театра, заслуженный работник культуры Григорий Иосифович Комаровский. Это потрясающий музыкант, который, к сожалению, ушел из жизни. Я у него училась оркестровому дирижированию. В один прекрасный момент во время разучивания оркестровой партии я начала ее напевать. Он обратил внимание на то, что у меня есть голос, и пошутил: «Давай из тебя певицу сделаем». А я всегда завидовала вокалистам музыкального училища: пока они распевались в классе, я занималась на аккордеоне, и из-за своей робости не могла решиться попробовать. Григорий Иосифович отвел меня к оперной певице Антонине Петровне Бубновой. К ней в класс сольного пения я в последствии и поступила. Хотя было непросто, так как многие ребята окончили до вуза курс постановки голоса в училище, я же, наоборот, только начала издавать первые звуки.

— Получается, если есть талант, технику можно наработать?

— Не только талант. Еще и работоспособность, стремление добиться результата. Это 50% успеха. Бывает, приходит человек без каких-либо предпосылок, но очень хочет петь. Рвется, занимается, учит, записывает, а потом начинает анализировать, переживать, и из каких-то крохотных зачатков рождается красивый голос. И есть противоположные ситуации: приходят с красивыми от природы голосами, а потом их теряют, потому что не занимаются. Стать вокалистом, причем достойным, — это тяжелый труд. Нужны не только эмоциональность, актерские данные, а именно хорошие вокальные мозги.

— Вы имели счастье соприкоснуться со звездами мировой величины. Кого бы вы отметили и кого считаете своими учителями?

— С кем мне понравилось работать, так это с народной артисткой РСФСР солисткой Мариинского театра Ириной Богачевой, величайшей, на мой взгляд, певицей и актрисой. Она потрясла меня не только своим мастерством, но и отношением к профессии, требовательностью к самой себе. И в общении это удивительно позитивная женщина, которая благожелательно относится к молодежи, помогает.

Из западных певиц еще со студенческих лет мне импонирует Рената Скотто. Нравятся ее манера пения, звукоизвлечение. Когда я была на конкурсе Елены Образцовой, то попала на ее мастер-класс. Приятное впечатление сложилось. То же самое могу сказать о Маквале Касрашвили, на мастер-классе которой мне также посчастливилось побывать. И вообще, высокие мастера оперного искусства, те, кто знает цену работы на сцене, кто сделал себя через тяжелый труд, жизненные преграды, неудачи, болезни, кто кровью и потом заработал эту славу, — они в основном очень простые люди и не страдают звездной болезнью. С ними легко. В отличие от тех, кто не познал горечь сцены и знает лишь праздную ее сторону. Ведь это не только аплодисменты и цветы, но и слезы, нервы, ежедневный труд, разочарования.

— Но и счастье?

— Конечно. Огромное счастье для певца, когда полный зал и когда тебе аплодируют, и еще когда приходят снова и снова на концерты. Ради этого мы работаем и живем.

МНЕНИЕ

Алла Енина, мастер художественного слова:

— Надежда начинала работать со мной, и уже тогда показала талант и трудолюбие. Она сразу же брала сложные вещи и добивалась результатов. После ее возвращения из Красноярска мы увидели, как она выросла, в ней появилось то, что дает театр. Самое главное — она тонко чувствует и понимает то, о чем поет. Никогда не опаздывает на репетиции, что тоже очень важно. Работать с Надеждой комфортно во всех отношениях.

Справка «ДГ»

Надежда Алексеевна Комарова (сопрано) родилась в Омске. Обладатель Гран-при III Всероссийского конкурса вокалистов, посвященного 200-летию Варламова и 400-летию оперы в Твери (2001). Лауреат Международного конкурса вокалистов (Киев, 2006). В 2006 году артистка получила звание «Лауреат премии Губернатора Омской области имени В. Я. Шебалина в области искусства». В 2008 году стала дипломантом I Международного конкурса имени Бориса Штоколова (Санкт-Петербург). За партию Лизы в «Пиковой даме» была удостоена Хрустальной маски «За лучшую женскую роль в музыкальном спектакле «Пиковая дама» на Краевом фестивале «Театральная весна-2010» и стала его лауреатом.

Фото из архива Омской филармонии

Домашняя газета онлайн
Мария Калинина
www.omsk300.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору