Предстоящие мероприятия



Москва
20 сентября 2017

Москва
20 сентября 2017


Москва
26 сентября 2017




Москва
16 ноября 2017

Читайте на эту же тему







Счастье Цирюльника на водах

Добавлено 23 июля 2015

Северо-Кавказская филармония, Большой зал Московской консерватории

Северо-Кавказской филармонии исполнилось 120 лет

На сцене порой возникал город веселого абсурда, где у каждого актера был свой комический трюк. Фото: Сергей Бережной
Одна из старейших российских филармоний — Северо-Кавказская им. В. И. Сафонова, отмечает свое 120-летие. В программе юбилея — оперные премьеры, сольные концерты, фестивали. В их числе и актуальный в нынешнем сезоне оммаж к 175-летию Петра Ильича Чайковского — «Музыкальное путешествие с Чайковским».

Сегодня на сцене Курзала в Кисловодске, так же, как и в дореволюционные времена, идут не только концерты, но и оперные спектакли. «Севильского цирюльника» Джоаккино Россини в юбилейный для филармонии год поставила режиссер Алла Чепинога. Известная столичной публике по работам в Новой опере, режиссер выступила здесь и как автор сценографии и костюмов. В ее решении россиниевский шедевр обрел стильность эстетики европейских 20-х годов, с их излетом ар-нуво и магией немого кино, к чему отсылал сценический экран и черно-белый колор на сцене. Этот «Цирюльник» — легкий, бурлескный, представляющий героев оперы в формате дель арте и абсурда. Веселые цепочки персонажей, крадущихся по сцене с фонарями и музыкальными инструментами, выбегающие в медицинских халатах с «сосудистым» шлангом в руках многочисленные медсестры клиники Бартоло, трясущие нелепыми поролоновыми козырьками ряженые солдаты, модельные девушки, заполняющие Цирюльню Фигаро, — на сцене возникал целый город веселого абсурда, где у каждого персонажа был свой комический трюк. Хищница Розина (Елена Филимонова) в японском кимоно, увлекалась боевыми искусствами, угрожала Бартоло и распевала с переодетым графом Альмавивой (Дмитрий Трунов) Summertime Джорджа Гершвина. А когда любовный план ее трещал по швам, громко выла под раскаты оркестрового грома. Долговязый молодой дон Базилио (Михаил Ходжигиров), в сутане, яростно высматривал в подзорную трубу под знаменитую арию «Клевета» сплетников и лжецов. Неуклюжая служанка Берта (Элеонора Кипренская) ходила по сцене с заткнутыми берушами ушами, спасаясь от шумного «срама» хозяйского дома. Фигаро (Сергей Майданов) с галантерейными баками и гусарскими усами ловко и зычно раскручивал абсурдные ситуации на сцене, комическим королем которых стал доктор Бартоло — хозяин дома, клиники и Розины. В исполнении Дмитрия Овчинникова этот Бартоло — шедевр оперного дель арте. В огромном докторском колпаке и безразмерном медицинском халате, с густыми, как обувная щетка, усами его Бартоло вертелся везде, вмешивался во все, перебивал, сыпал виртуозными скороговорками, играл голосом от профундо до фальцета, выкидывал коленца, ползал, вскакивал, зевал, впадал в истерику, пока не узнал, что граф Альмавива на приданое его воспитанницы Розины не претендует. В финальной сцене развернулась его чистая радость, а персонажи спектакля дружно соединились в ансамбле «желаем счастья». И это тот случай, когда счастье на сцене оказалось заразительным. Великому русскому классику посвятили свою программу и гости из Петербурга — Елена Миртова (Мариинский театр), исполнившая романсы Чайковского, и Сергей Ролдугин, сыгравший Вариации на тему рококо с оркестром. С именем Чайковского связана судьба самого создателя филармонии — пианиста, дирижера, ректора Московской консерватории Василия Сафонова, которого Чайковский в свое время перетянул из Петербурга в Москву. Именно благодаря Сафонову в России появились два великих зала — сначала Курзал в Кисловодске, а потом, при его участии — Большой зал Московской консерватории.

В чем состоит музыкальная традиция Северо-Кавказской филармонии?С генеральным директором филармонии, заслуженной артисткой России, органисткой Светланой Бережной мы поговорили по окончании спектакля.

Светлана Бережная: Когда филармония создавалась в конце 19 века — это было уже время, когда на Кавказские Минеральные Воды ездили так же, как и в Висбаден, Баден-Баден, Фрайбург, Шварцвальд. И подобно этим европейским курортам, где существовала традиция концертной жизни, Василий Ильич Сафонов решил создать на Кавказе музыкальный комплекс. По его инициативе в Кисловодске появились Курортный зал и симфонический оркестр, ставшие базой филармонии. Традиции, заложенные Сафоновым, мы сохраняем до сих пор: это знаменитые субботние концерты симфонического оркестра, которые посещаются уже 120 лет, балы, фестивали. Спустя почти 90 лет, мы возобновили и оперную традицию на сцене Курзала. Ведь здесь когда-то пели Федор Шаляпин, Леонид Собинов, Антонина Нежданова, танцевали Матильда Кшесинская, Вацлав Нижинский, Анна Павлова, Айседора Дункан. Сюда приезжали Константин Сергеевич Станиславский с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко и жили по несколько месяцев — с мая по октябрь. В Курзале выступали с сольными концертами Сергей Рахманинов, Александр Скрябин, приезжали Дмитрий Шостакович, Святослав Рихтер, Давид Ойстрах, Мстислав Ростропович, Леонид Коган и многие другие. Этот зал дышит традициями.

Как сегодня строится филармоническая жизнь на Кавказе?

Светлана Бережная: Во-первых, мы входим в триаду федеральных филармоний: Москва, Петербург и Кавказские Минеральные Воды. И каждый день мы даем концерты в Кисловодске, в Ессентуках, в Пятигорске. В общей сложности — до 3000 концертов в год. Но дело не в количестве, а в том, что, в отличие от многих филармоний, работающих сегодня как гастрольные бюро, мы настроены развивать в первую очередь собственные творческие силы, свои проекты. У нас один из старейших в России симфонических оркестров, который, кстати, до сих пор не имеет гранта. В последние годы мы создали филармонический хор, ансамбль старинной музыки, фолк-оркестр. Проводим десять ежегодных фестивалей, у нас работают детская филармония, театр, камерные ансамбли. Главное достижение последних лет — наши оперные постановки. Мы поставили уже 9 оперных спектаклей и сейчас готовим к выпуску «Любовный напиток», «Паяцы». Это принципиально важно для региона, где нет оперных театров.

Опера в тренде современной филармонической жизни. Но почему вы выбрали не концертный, а театральный формат, требующий больших ресурсов?

Светлана Бережная: Нам очень важно, чтобы к нам шла публика, чтобы мы публике давали красивое зрелище, высокий стиль. У нас богатая театральная история сцены. Поэтому, имея в ресурсе два крупных театральных зала — в Ессентуках и Кисловодке, мы по всей логике должны быть театрально-филармоническим объединением. Думаю, что в ближайшем будущем мы будем реставрировать Курзал и расширим тогда оркестровую яму, обновим сценическое оборудование.

Светлана Бережная: Откровенно говоря, здесь нам не помогают. Для руководства края мы, как «золотой» поезд, который ходит мимо. Мы — федеральные. Но надо понимать, что все финансы остаются в нашем регионе. И, кроме того, мы обеспечиваем культурным досугом не только гостей курорта, но и местное население — а это 40% нашей публики. Но я уже устала это губернаторам объяснять: они постоянно меняются. Это нашей филармонии повезло: за все 120 лет у нас было только 10 директоров, и среди них — ни одного чиновника. Сама я работаю в филармонии уже 28 лет, пришла сюда в 18 лет пианисткой в оркестр. И могу сказать, что руководить такой филармонией может только тот, кто знает и понимает местных людей. Я родилась здесь и поэтому никогда не перепутаю карачаевца с черкесом, кабардинца с ингушом. Я понимаю, как надо выруливать между диаспорами, мафиозными структурами. Это Кавказ. Здесь говорят одно, думают другое, делают третье, а имеют в виду четвертое. Почему? Потому что все 128 национальностей, которые пришли сюда в разные времена, хотят сохранить свою самобытность. Из-за этого — недоверие друг к другу. Но, как человек, родившийся здесь, я знаю, как и с кем нужно строить отношения. Советую мидовцам сюда на практику приезжать, потому что кавказские народы — это академия дипломатии.Кто помогает вам в развитии таких крупных проектов?

Учитывая эти обстоятельства, как строите репертуар филармонии?

Светлана Бережная: Простой пример: город Ессентуки. Для вас — это курорт. А я знаю, что город делят казачество и греческая диаспора. Они не дерутся друг с другом. Но это градообразующие дипломатические взаимоотношения. И поверх этого приезжает еще курорт. Кто они, что за люди? Только когда ты все сопоставляешь, тогда понимаешь, какую нужно музыку здесь играть. В каждом городе — разную.

Текст: Ирина Муравьева
«Российская газета» — Федеральный выпуск № 6731 (160)

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору