«Сердцем программы» Байкальского фестиваля в Бурятии стал хор из Грузии — Наталья Уланова

Добавлено 16 января 2015

«Голос кочевников. Voice of Nomads», Бурятская филармония, Байкальский рождественский фестиваль, Дмитрий Маслеев (фортепиано)

Художественный руководитель Бурятской филармонии рассказала об итогах прошедшего фестиваля

Грузинский мужской хор «Мдзлевари» стал «сердцем программы» VI Байкальского Рождественского фестиваля, который прошел в Бурятии с 27 декабря 2014 года по 13 января 2015 года. О том, чем порадовал традиционный фестиваль любителей классической музыки, и что нового готовит Бурятская филармония для публики, корр. ИА UlanMedia рассказала художественный руководитель Наталья Уланова.

— Наталья, чем нынешний Байкальский Рождественский фестиваль отличался от предыдущих?

— Как и всегда, новой программой, новыми эмоциями и встречами. В этом году для традиционного открытия фестиваля в Костеле к нам приехал органист из Польши Дариуш Бонковски-Коис, он исполнял по-настоящему Рожественскую программу в лучших католических традициях, чего давно не было на фестивале. Кроме того, он проректор Музыкальной академии в Кракове, обладатель четырех дипломов, и общение с ним было не менее ярким и познавательным, чем его игра на органе.

Традиционно бывает вечер романсов. Но в этом году мы впервые посвятили его романсам Чайковского. Причины тому две — 175 лет со дня рождения композитора в 2015 году, а также знакомство с солистами Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Натальей Петрожицкой и Дмитрием Зуевым, которые в 2014 году на фирме «Мелодия» записали диск «Чаковский. Романсы», получивший прекрасные отзывы среди музыкальных критиков.

— Однако на концерте они исполняли не только романсы Чайковского. Как их восприняла публика?

— Действительно, во втором отделении Наталья и Дмитрий исполнили дуэты из опер Моцарта, Пуччини, Леонкавалло, а закончили снова Чайковским — финальной сценой из «Евгения Онегина». Это было наше пожелание, так как нам хотелось, чтобы столь талантливые исполнители не ограничивались только камерным жанром романсов, а представили свое мастерство во всей красе. Артистам, конечно, было не просто в одном концерте переключаться с романсов на оперу, да еще разную по стилям исполнения. Но публика была просто очарована. Во-первых, это блестящие вокалисты, во-вторых, прекрасные артисты, и наконец, они пели не ноты, а музыку! А музыка — это всегда о внутренней жизни, не о внешней. И каждый человек на концерте, я уверена, находился в своем внутреннем путешествии и поэтому некоторые в зале не могли сдержать слез….

— Чайковскому вы посвятили еще один концерт в программе фестиваля

— Да, это был первый фортепианный концерт Петра Ильича, который исполнил наш земляк, 26-летний Дмитрий Маслеев вместе с симфоническим оркестром Монгольского академического театра оперы и балета. Это, кстати, одна из особенностей Байкальского Рождественского фестиваля — «Made in Улан-Удэ». То есть, в одном концерте, мы соединяем артистов, которые никогда раньше вместе не играли. Несмотря на один день совместных репетиций, они справились с задачей, и концерт прозвучал на достойном уровне.

— А как вы оцениваете выступление монгольского оркестра с хором, которое состоялось на день раньше на сцене Оперного театра под названием «Монголия. Опера. Гала»?

— Для нас это знаковый концерт, потому что Монгольский академический театр оперы и балета не был в Бурятии в таком составе более 20 лет. Солистов монгольской оперы мы периодически слышим, а вот оркестр и, тем более хор, это редкая возможность. К счастью осенью отменили визы, и мы сразу же воспользовались моментом и пригласили такой большой состав артистов. Что касается оценок, то мы в который раз убедились, что в Монголии просто залежи золотых голосов, они имеют возможность выбирать из лучшего лучшее.

— Как возникла идея пригласить на рождественский фестиваль хор из Грузии?

— Эта мысль давно зрела в моей голове. Кстати, в прошлом году мы вели переговоры, чтобы пригласить Нани Брегвадзе, но она не смогла приехать. Но грузинское мужское пение каждый раз, когда я его слышала, уносило меня в небеса. Не зря же ЮНЕСКО признало грузинскую песню шедевром устного нематериального наследия. Кроме того, Грузия — это давняя моя тайная привязанность, еще со школы. Я восхищалась Царицей Тамарой, которую называли царем, она была для меня идеалом женской красоты, ума и власти. Про ее демоническую сущность прекрасно написал Лермантов. А репродукция Врубеля с ее изображением висела у меня над кроватью вместе с его же «Демоном». Потом, Грузия — это прекрасная древняя культура, картины Пиросмани, фильмы Параджанова, которыми я восхищаюсь. Вообщем, это давняя мечта. Но меня сдерживали сомнения, куда лучше пригласить мужской грузинский хор на этнический фестиваль «Голос кочевников» или на классический «Байкальский рождественский». Но когда я увидела хор «Мдзлевари» на пасхальном фестивале Гергиева, все же решила, что на «Рождественский».

— Ожидали, что будут полные залы?

— Нет. Когда переговоры велись, и артисты сказали, что ради одного концерта не хотят так далеко лететь, мы с коллегами посоветовались и решили рискнуть и сделать два концерта в Улан-Удэ. Конечно, были опасения, что два дня мы не соберем публику. Но в итоге мы ставили приставные стулья в зале, потому что все билеты были проданы

— Как думаете, с чем связан такой интерес к грузинскому коллективу со стороны нашей публики?

— Во-первых, еще никогда в Бурятии не выступал грузинский мужской хор. Во-вторых, люди соскучились по настоящему искусству без мишуры. Возможно, какая-то ностальгия по Союзу, когда было 15 республик — 15 сестер. И потом, не одна я такая умная Грузию люблю. Все ее любят!

— Какие впечатления у грузин оставили концерты в Улан-Удэ?

— Они были поражены нашей публикой. Говорят, что так, как в России, их нигде не принимают, хотя они объездили полмира. Европейская публика сдержанная, а наша просто готова съесть артиста, если он ей нравится. Артисты чувствуют любовь зрителей. Кроме того, они остались довольны работой организаторов, благодарили за гостеприимство. Ведь это тоже для артистов важно — в каких условиях живут, вовремя ли их встретили, выполнили ли райдер. Но иначе и быть не могло, коллектив Бурятской филармонии справился с работой на «отлично». Все большие молодцы!

— Организация таких больших мероприятий, как Байкальский Рождественский фестиваль сопряжена со многими сложностями…

— Сложности есть в любой работе. Но если работа тебе в радость, то ты их не замечаешь.

— А ваша работа вам в радость?

— Конечно, я же люблю ее! Ты находишь артиста, слышишь его музыку и влюбляешься в нее. Это как с человеком — когда ты в кого-то влюбился, ты только и делаешь, что думаешь о нем, тебе хочется его бесконечно видеть, слышать, и рассказывать о нем всему миру, чтобы мир узнал, какой он прекрасный и тоже полюбил. То же самое и здесь: мы хотим показать людям самую прекрасную музыку мира, для того чтобы они почувствовали себя счастливыми, пусть хотя бы на время концерта. А с таким посылом все решается само собой. Появляются какие-то силы, разрешаются проблемы, раскрываются таланты сотрудников филармонии — каждый на своем посту делает свое дело, и делает его хорошо.

— Сколько людей посетили концерты фестиваля?

— Более трех тысяч человек. В Улан-Удэ было шесть концертов и один в Северобайкальске.

— Почему именно Северобайкальск?

— Потому что это самый далекий уголок нашей республики, север, туда добраться очень сложно. Это было решение министра культуры Тимура Цыбикова, его политическая воля, что Байкальский Рождественский фестиваль должен заканчиваться в Северобайкальске. И жители этого города и района ему за это очень благодарны, что в новогодние каникулы он им устроил такой праздник.

— В соседнем Иркутске есть традиционный фестиваль «Рождественские встречи с Мацуевым», который проходит примерно в то же время, что и фестиваль в Улан-Удэ. Возможно ли, что когда-нибудь Мацуев приедет с концертом и в Бурятию?

— Отвечу так: мы работаем над этим. Мы думаем и про то, чтобы фестиваль «Звезды на Байкале» хотя бы часть программы представлял и в Улан-Удэ. Но все пока упирается в бюджет, которого у нас на «Звезд» нет. Но зато по сравнению с Иркутском, который гремит одним фестивалем, у нас гораздо белее насыщенная культурная жизнь. Здесь очень много всего происходит, благодаря, прежде всего, энергии и таланту министра культуры Тимура Цыбикова, его открытому сознанию и способности поддерживать интересные идеи и предлагать кучу своих. Про «Голос кочевников» скажу, что его программа зачастую интереснее, чем у многих подобных фестивалей в России. Но мало кто об этом знает. Но уже сегодня стали писать люди и спрашивать, когда пройдет фестиваль, потому что свои отпуска они подстраивают под фестивали в Бурятии, такие как «Голос коченвиков» и «Ночь Ехора».

— Чем Бурятская филармония порадует публику в ближайшее время?

— Мы готовимся к проекту, который называется «Классика на Байкале. Музыка без границ». Впереди у нас «Барочный март». Мы посвятим месяц музыке барокко. 6 марта будет первый концерт с участием камерного оркестра Новосибирской филармонии и прекрасной дивы Вероники Джиоевой. Также в марте у нас будет концерт «Голоса Ангелов», на котором выступит ансамбль «Pratum Integrum» из Москвы и две солистки Евгения Бургойне из Испании и солистка Пермского театра оперы и балета Наталья Кириллова. Это будет не концерт, а акустический рай. Кроме того, зрители вновь смогут услышать Молодежный камерный оркестр Бурятии под руководством дирижера Владимира Ткаченко, концертом которого в этом году завершился Байкальский рождественский фестиваль. Это было великолепное выступление после которого публика долго аплодировала и не хотела уходить. Многие подходили и говорили: Спасибо! И поверьте, дороже этих слов для меня ничего нет.

ulanmedia.ru

Подробнее:ulanmedia.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору