Сергей Редькин: «Мне легче выразить себя музыкой»

Добавлено 02 октября 2015

Смольный собор, Сергей Редькин (фортепиано), Концертный зал Мариинского театра, Международный конкурс имени П. И. Чайковского

С первых касаний клавиш пианист Сергей Редькин погружает слушателя в глубины и возносит ввысь, бросает в волны радости и светлой печали. Талантливый молодой музыкант родом из нашего города, сегодня живёт в Санкт-Петербурге, выступает в лучших концертных залах обеих столиц, успешно гастролирует за рубежом. Этим летом Сергей Редькин стал одним из победителей XV Международного конкурса имени Чайковского, заняв третье место по специальности «фортепиано». В Красноярске, куда артист прилетел повидаться с родными, Сергея лично поздравил мэр Красноярска Эдхам Акбулатов, с музыкантом встретились его педагоги и журналисты.

— Сергей, в этом году конкурс Чайковского совпал со 175-летием со дня рождения Петра Ильича. Вы ощущали в этой связи особенную атмосферу конкурсной сцены? Как оцениваете свою бронзовую награду?

— Если быть честным до конца, я был бы больше рад оказаться не третьим, а четвёртым, разделив это место с Люкой Дебаргом из Франции, которого считаю очень талантливым исполнителем, просто горящим на сцене. Но судьба распорядилась иначе.

Конкурс — это колоссальное напряжение. Борьба за первую и вторую премии — сумасшедшая гонка, к которой я, например, по-человечески не приспособлен. К тому же все музыканты разные. Есть те, которые могут часто общаться с залом, играть постоянно, что и требуется от первых и вторых призёров, а есть иные исполнители. Я отношусь к музыкантам-интровертам. Прежде чем выйти к зрителю, я должен посидеть у себя в «лаборатории», поискать что-то и вынести музыку ко зрителю только когда буду уверен, что находка идеальна. В этом смысле третья премия для меня — отличная возможность вести концертную деятельность в своём ритме. Хочу и могу выйти — выступаю, хочу на время закрыться, побыть наедине с собой — остаюсь один. У меня, конечно, не было плана специально играть хуже, я отыграл на полную мощность, показал всё, на что способен. В целом бронзой я доволен.

Что касается внутренних ощущений, я их плохо помню, сказывалось волнение. Сыграв, я сразу бежал в гостиницу и пересматривал своё выступление в Интернете, чтобы понять, как оно прошло, проанализировать свою работу.

— А как в принципе складывались отношения между участниками конкурса? Не было ли между вами какого-то негатива, напряжения?

— У классических музыкантов, как правило, какие-то негативные моменты во время конкурсов редкость. Напряжённым был только наш график, а отношения были рабочими. Из-за графика мы редко виделись, каждый из нас сидел в своём классе и интенсивно готовился, репетировал. Исключая тех, с кем я жил в номере, пересекался с другими конкурсантами всего один-два раза. С ребятами, делившими со мной комнату в гостинице, мы прекрасно ладили, а с Люкой Дебаргом вообще крепко подружились. Например, когда я должен был выступать, Люка уходил, давая мне время подумать и побыть в одиночестве.

— Сергей, а как прошла ночь перед финалом конкурса? И о чём думали во время выступления?

— Перед самим финалом было проще, ведь я уже несколько раз до него выходил на сцену, знал, как принимает публика, участвовал в репетиции с оркестром. Плюс к этому в день финала состоялся генеральный прогон — словом, психологическая готовность была. Самой сложной ночью стало время перед предварительным отбором — не знал, как встретят, что будет, очень не хотелось выбывать из игры. Поэтому все мысли крутились вокруг предстоящего выступления, и, конечно, поспать ни минутки не удалось.

А когда выходил на сцену и садился за инструмент, всегда концентрировался на игре, думал о том, что происходит здесь и сейчас, мысли бежали на пару тактов вперёд. Как обычно происходит в подобных ситуациях, зрительные органы работали помимо моей воли, вдруг понимал, что закрыл глаза и не видел даже клавиш, полностью обратился в слух.

— А как расслабляетесь после перегрузок, которые неизбежно сопровождают музыкальные состязания?

— Как и многие другие музыканты, стараюсь какое-то время вести обычную жизнь. После конкурса обычно забрасываю на какое-то время инструмент, гуляю с друзьями с утра до вечера. Это помогает отдохнуть и прийти в норму.

— Когда Вы садитесь за фортепиано, зритель слышит уникальную, наполненную смыслами музыку. Как готовитесь к выступлениям, какие ресурсы используете кроме репетиций?

— Дело, конечно, совсем не в том, сколько именно времени я провожу за роялем. Важно то, сколько я провожу часов внутри музыки в своей голове, в своих мыслях. Как известно, талант — это не что-то случайное, что есть в человеке, а именно страсть, которую надо развивать. Мне кажется, главная причина, по которой те или иные люди начинают играть хорошо, это встреча с хорошими учителями. Считаю, что всем, чего достиг, я обязан моим педагогам — Галине Михайловне Богуславской, которая учила меня в Красноярске, Ольге Андреевне Курнавиной, она занималась со мною в Питере, профессору консерватории Александру Михайловичу Сандлеру. Очень ценно то, что мои педагоги всегда поддерживали со мною связь, приезжали на концерты, консультировали — словом, были рядом.

— Сергей, над какими произведениями планируете работать в ближайшем будущем?

— Валерий Павлович Гергиев предложил мне сыграть вместе четвёртый концерт современного композитора Родиона Щедрина. Я почёл это предложение за честь и уже начал трудиться над концертом. Технический и стилистически концерт непрост. Но он также и интересен — как говорят пианисты, там есть что поиграть. Несмотря на внешнюю заковыристость, концерт приятно разбирать. Всё, что пишет Родион Щедрин, сразу ложится под пальцы.

Если говорить о будущем репертуаре в целом… У меня есть ближний круг композиторов, чьи произведения я примерно умею играть, представляю картину их звучания в моём исполнении. А есть дальний круг вещей, которые хотел бы освоить. Планирую двигаться в эту сторону, буду ближе знакомиться с творчеством Листа, Брамса.

— В известном фильме «Август Раш» главный герой — одарённый мальчик — всё время повторяет: «Музыка везде», он слышит мелодии в городском шуме и рождает прекрасные композиции. Есть ли у Вас такой особый музыкальный анализатор окружающих звуков?

— Иногда бывает, что я, как и герой картины, начинаю остро слышать все звуки окружающего мира, но мне это скорее не нравится. Получается какафония, от которой стараюсь абстрагироваться. Думаю, постоянная погружённость в музыку сродни болезни. Когда всё время что-то навязчиво играет в голове, сложно себя услышать.

— Есть ли какие-то произведения, играя которые, Вы отдыхаете?

— Для людей пишущих разрядкой является написание постов в Интернете — в «Живом журнале» или в соцсети, а для музыканта релакс — это музыка, звуками проще выражать мысли. Поэтому если я нахожусь дома, часто импровизирую и таким образом отдыхаю. Поток музыкального сознания помогает мне переживать сложности и радости.

— Сергей, а какие занятия, не связанные с фортепиано, Вам по душе?


— Мне нравится общение в сети, там встречаюсь с друзьями-музыкантами, так как мы все много путешествуем по миру, и пересечься в одной точке нам довольно сложно. По душе мне вторая родина — Санкт-Петербург, люблю прогулки по Питеру, люблю смотреть, как сводят мосты.

Фильмам предпочитаю литературу, нравится погружаться в язык, на страницах книг можно многое почерпнуть между строк. Читаю повести Лескова, произведения Булгакова. Картина пожара в «Мастере и Маргарите» — великолепна и поэтична.

А вот с визуальными видами искусств у меня отношения сложные. Мне сложно заставить себя сидеть и полтора часа смотреть фильм. Но у меня есть друг, большой любитель кино, он меня просвещает в этом плане. Недавно по его рекомендации посмотрел «Восемь с половиной» Федерико Феллини, был впечатлён.

Досье

Сергей Редькин переехал из Красноярска в Санкт-Петербург в возрасте двенадцати лет. Окончил Петербургскую консерваторию имени Н. А. Римского-Корсакова по двум специальностям — фортепиано (класс профессора А. Сандлера) и композиции (класс профессора А. Мнацаканяна), является аспирантом консерватории.

Участник программы продвижения молодых исполнителей Московской филармонии «Молодые таланты»: в течение нескольких сезонов постоянно выступает в концертах одноименного абонемента.

Обладатель премии Общероссийского конкурса «Молодые дарования России» (Москва, 2006).

Неоднократно становился лауреатом международных конкурсов — VIII Международного конкурса пианистов имени И. Падеревского (Польша, 2010) и VI конкурса имени С. Прокофьева (Санкт-Петербург, 2013).

Стажировался в международной фортепианной академии на озере Комо в Италии в 2011 году. Совершенствовал своё мастерство, принимая участие в мастер-классах Анджея Ясинского, Николая Петрова, Дмитрия Башкирова.

Даёт концерты в Москве и Санкт-Петербурге, гастролирует в Германии, Австрии, Швеции и Швейцарии.

Автор: Елена ЕСАУЛОВА
Фото: Михаил ЮЖАКОВ

www.gornovosti.ru

Октябрьские концерты Сергея Редькина в Санкт-Петербурге и Москве:

4.10.2015 — Концертный зал Мариинского театра. Бах-Бузони, Прокофьев, Рахманинов. www.mariinsky.ru

10.10.2015 — Смольный собор, открытие сезона. Владимир Беглецов, Международный симфонический оркестр «Таврический». Первый концерт Чайковского. www.cathedral.ru

24.10.2015 — Москва, Филармония-2. Сергей Ролдугин, ГАСО им. Светланова, Рахманинов — Рапсодия на тему Паганини. Рамм с Первым концертом Шостаковича.
www.meloman.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору