Ульяновский оркестр народных инструментов готовится отметить юбилей. «Надежды маленький оркестр…»

Добавлено 19 февраля 2014

Ульяновская филармония

Единственный в городе гусляр играет в Ульяновском оркестре народных инструментов. Более того, наш Садко - девушка, и она уверена, что этот инструмент никак нельзя назвать вымирающим. Также обстоит дело со многими артистами этого коллектива - здесь умеют быть верными своим сценическим «партнерам», будь то балалайка, баян или домра. Послезавтра оркестр отметит свое 20-летие, и накануне юбилея музыканты рассказали «УП», чего им не прощает дирижер, можно ли сыграть Скрябина и Грига на балалайках и почему хороший инструмент стоит дороже айфона.

Свой первый концерт Ульяновский государственный оркестр русских народных инструментов дал 20 февраля 1994 года. Его создатель и бессменный руководитель Евгений Федоров не случайно так бережно хранит эту первую афишу - тот концерт был для него своего рода триумфом, доказательством того, что его многолетние усилия были не напрасны.

Оркестр «для себя»

Как самодеятельный коллектив оркестр собрался задолго до официального основания - в 1984 году, а значит, первые десять лет его артисты играли на общественных началах. Все это время их работа никак не оплачивалась, и главной наградой за многочасовые репетиции был выход к публике. Когда их спрашиваешь, почему они соглашались работать без зарплаты, они лишь пожимают плечами: «А как же иначе? Это же удовольствие - играть в оркестре!».

- Они действительно не бунтовали, - говорит дирижер оркестра Евгений Федоров. - Время такое было, да и потом люди просто соскучились по коллективному музицированию. К тому же мы чувствовали, что наша работа нужна не только нам, но и слушателям.

7 июня 1993 года народный оркестр областного дома народного творчества наконец появился на бумаге. 55 музыкантов, принятых в штат, собрались в сентябре и уже через пять месяцев дали первый концерт в статусе профессионального коллектива. В то время Евгений Федоров работал замначальника городского управления культуры. Он улыбается: получается, собрал оркестр сам для себя, ведь на документе о создании коллектива и присвоении ему статуса профессионального стоит и его подпись. А впрочем, так и получилось: все 20 лет Евгений Федоров сам руководил оркестром. За это время он воспитал не одно поколение музыкантов и сумел создать в коллективе такую атмосферу, что, даже уходя из оркестра на другую работу, музыканты все равно возвращались.

Гусляр Олеся

20 лет педагогического стажа в Ульяновском училище культуры для Евгения Федорова не прошли даром. Применительно к оркестру опыт преподавания обернулся для него умением распознавать «штучный» талант и направлять его в нужное русло. Одно из таких открытий - Олеся Бердяева. Несмотря на то что девушка - аккордеонист по специальности, ее пригласили в народный оркестр, чтобы играть на клавишных гуслях. Специфичное старинное звучание инструмента очень быстро увлекло саму Олесю. К тому же она быстро сумела «договориться» с необычным партнером.

- Никакой сложности при переходе с одного инструмента на другой не было, - девушка словно бы удивляется тому, что ее умение кажется уникальным. - И тут, и там партия строится на аккордах, это несложно. Конечно, когда я только начинала осваивать инструмент, были трудности - нужно было научиться, чтобы звук был мягким, ровным, без «треска», но потом с опытом пришло и умение.

Вопреки расхожему мнению, Олеся уверена, что этот инструмент не забывается - не случайно гусли так распространены во всех профессиональных и даже ученических оркестрах, а многие композиторы включают в свои произведения партию этого инструмента. Кроме того, именно на гусли возложена важная миссия быть оркестровой педалью - тем интонационным стержнем, который связывает звучание оркестра в единое полотно.

- Друзья часто спрашивают у меня про мою работу, им интересно увидеть, как выглядят гусли, как они звучат, - рассказывает Олеся. - На самом деле это очень тонкий инструмент, к нему обязательно нужно найти подход, почувствовать его специфику, и только тогда он зазвучит красиво.

«Это же так просто!»

- Когда создавался наш оркестр, я училась в Горьковской консерватории. Чтобы поддерживать свой профессиональный уровень, мне нужно было либо заниматься сольной карьерой, либо работать в коллективе. Я выбрала второе, ведь это же удовольствие - играть в оркестре! - говорит Светлана Крашенинникова, еще одна воспитанница Федорова.

Она - его ученица по муз-училищу и она же - одна из первых, кто пришел в оркестр и кто работает в нем по сей день. Светлана рассказывает, что свой инструмент - домру - она даже не сама выбрала. Просто ее маме очень нравилась балалайка, а в музыкальной школе принимали учеников только на класс домры.

- Мне показали картинку из энциклопедии, потому что 7-летняя девочка понятия не имела, что такое домра, - вспоминает Светлана. - И сначала я занималась по инерции, потом, уже в средних классах, когда начались конкурсы, появились первые успехи и достижения, начала чувствовать инструмент. А потом оказалось, что у меня абсолютный слух, все преподаватели говорили, что есть все данные для того, чтобы профессионально заниматься музыкой. Все меня хвалили, а мне казалось, что это так просто, у меня все само собой получалось!

Позже в девушке проснулась и любовь к инструменту. Настолько, что, повзрослев, она сумела заразить этой страстью и свою дочь. Сейчас она уже окончила консерваторию и живет в Казани, где играет в национальном оркестре.

Тридцать лет проработав в оркестре, Светлана признается, что в ее деле многое зависит не только от музыканта. Качество инструмента для домриста так же важно, как для скрипача или пианиста. Поэтому и цена у инструментов соответствующая - не менее 50 тысяч рублей.

Правда, мастеров, умеющих делать свою работу на совесть, не так много, неудивительно, что многих из нх музыканты знают по именам.

Балалайка для Гулливера

В семействе балалаек этот инструмент занимает особое место. Он самый большой по размерам, а по динамике и звуку - самый мощный и низкий. Иногда от исполнителя требуется и недюжинная сила: низкий строй инструмента подразумевает наличие толстых витых струн, озвучить которые бывает нелегко. В Ульяновском оркестре на балалайке-контрабасе играет директор коллектива Сергей Сафронов. В оркестр он пришел как баянист и, имея за плечами опыт игры на балалайке, освоил и этот инструмент.

- Учился я буквально на ходу, - вспоминает он. - Было, конечно, трудно, но справился быстро. Мы ведь, народники - люди, которые могут все: и самостоятельно делать инструментовки, и дирижировать, и учиться игре на новых инструментах.

Созданная словно для великана, балалайка-контрабас сейчас послушно подчиняется рукам Сергея и неизменно вызывает восторг у зрителей, особенно у детей и иностранцев.

- Конечно, это сложный инструмент, на нем нужно постоянно заниматься. Буквально месяц отпуска - и пальцы ослабли, мозоли спали, приходится наигрывать новые, - делится музыкант. - Хотя на самом деле любой инструмент, если на нем не заниматься, не будет отвечать взаимностью. Но если ты с ним на «ты», можно наладить хороший диалог. С одной стороны, он тебя строит, с другой - сам тебя слушается, выручает в какой-то момент.

Сейчас в оркестре Сергей - единственный контрабасист. Но такой эксклюзив его не радует: он уверяет, что для хорошего звучания нужна группа инструментов, хотя бы три. Поэтому эти вакансии в оркестре открыты.

«Камней за пазухой не держу»

Основа репертуара оркестра - народная музыка и оригинальные произведения, написанные для народных инструментов. Но нередко в зале филармонии можно услышать и джазовые обработки, и классические произведения Чайковского, Грига и Скрябина, и даже песни из репертуара группы «Любэ» и Олега Газманова в исполнении музыкантов Федорова.

К 20 февраля оркестр репетирует специальную, юбилейную программу. Концертная программа обещает быть насыщенной и разнообразной: будут исполняться оркестровые произведения, русские песни и романсы, концертные пьесы, где в качестве солистов выступят молодые музыканты оркестра. Яркие номера представят и ансамбли, созданные на базе коллектива и ведущие самостоятельную концертную деятельность. За дирижерским пультом в этот вечер будет стоять сам Евгений Федоров, поэтому перед важным концертом все волнуются одинаково.
- Если честно, во время репетиций я могу и вспылить, - признается дирижер. - Но я отходчивый, камней за пазухой не держу. А мои артисты меня знают, и поэтому не обижаются. Даже наоборот, говорят, что я мягкий, многим даю поблажку. Но на что я никогда не закрываю глаза, так это на низкий профессиональный уровень, такие люди у нас не задерживаются. Не прощаю я и равнодушия к работе, к делу, которое я создавал с таким трудом.

Анастасия Гайнутдинова

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору