В Новосибирске и Академгородке слушали Шостаковича

Добавлено 28 сентября 2016

Новосибирская филармония, Дом ученых СО РАН, ГКЗ им. Арнольда Каца, Лукас Генюшас (фортепиано)

Концерты, посвященные 110-летию со дня рождения Дмитрия Шостаковича и дню рождения Арнольда Каца, прошли на сцене Государственного концертного зала имени  А.Каца и Дома ученых СО РАН.

На этих площадках 17 и 18 сентября вместе с Новосибирским академическим симфоническим оркестром выступил лауреат XV Международного конкурса им. Чайковского Лукас Генюшас. Любители классической музыки смогли услышать шедевры Дмитрия Шостаковича. Под руководством художественного руководителя и главного дирижера коллектива Гинтараса Ринкявичуса прозвучала Восьмая симфония и Концерт для фортепиано, трубы и струнного оркестра, в котором партию трубы исполнил солист Иван Коробань.

Новосибирск фигурирует во всех биография Шостаковича. Здесь в годы Великой Отечественной войны находился в эвакуации симфонический оркестр Ленинградской филармонии во главе с Евгением Мравинским. Именно в Новосибирске 9 июля 1942 года в присутствии автора Ленинградский оркестр исполнил бессмертную, как ее называют — Ленинградскую, Седьмую симфонию. Деятельность оркестра Мравинского в Новосибирске в годы войны, по словам историков, сформировала того слушателя классической музыки, который спустя десятилетие составил основу публики Новосибирского академического симфонического оркестра, созданного в 1956 и возглавленного молодым Арнольдом Кацем. А в дальнейшем коллективом под его управлением были исполнены все пятнадцать симфоний Дмитрия Шостаковича.

«Контрастный душ» для публики

Непосредственно перед концертом Гинтарас Ринкявичус рассказал, что не перестает открывать всё новые и новые грани музыки Шостаковича. И пошутил на тему литовско-русской принадлежности солиста.

— Маэстро, вы решили устроить зрителям музыкальный «контрастный душ»?

— В смысле того, что мы играем контрастную музыку — Первый концерт для фортепиано Шостаковича и Восьмую симфонию Шостаковича? Ну, композитор это все-таки один. А поскольку он человек гениальный, поэтому и контрастный. Если послушать его джазовые сюиты, которые он писал в молодости, и Первую симфонию, написанную в 1925 году, это очень большая разница. Но в стилистическом плане в Первом концерте явственно чувствуется то, что будет в «Катерине Измайловой» и в Восьмой симфонии. Безусловно, Восьмая симфония — вершина творчества Шостаковича, но и Первый концерт — это замечательная, гениальная музыка. Да, тут другие идеи, нежели в Восьмой симфонии, поэтому вы правы: это есть контраст.

— Меняется ли со временем ваше восприятие к музыке, которую вы исполняете?

— Обязательно меняется! Ведь человеку от рождения дано, чтобы он прогрессировал. Если музыкант, дирижер не меняет своего отношения к музыке, не находит каких-то новых для себя моментов, я считаю, ему лучше заниматься чем-то другим, например, ездить на такси.

— Перед открытием нового сезона в этом зале были проведены работы по акустике. Вы уже почувствовали разницу в звучании?

— У меня, к сожалению, совершенно нет времени сесть и спокойно послушать музыку из зала. Но когда я репетирую на сцене, то чувствую: звук, несомненно, стал иным. Я лучше слышу весь баланс, прозрачнее стал звучать сам оркестр. Именно с того места, откуда я всегда слушаю музыкантов — от пульта дирижера. Как слышит теперь звук публика? Об этом, я думаю, лучше спросить у зрителей.

— Что вы можете рассказать о вашем солисте? Вы с ним уже работали?

— С Лукасом мы не раз играли с литовским оркестром. Он наполовину русский человек, наполовину литовский. Но поскольку его фамилия Генюшас, мы хотим его себе «присвоить» (смеется). Это очень хороший пианист, замечательный солист, я думаю, что это даже не Вторая премия Чайковского, это Первая премия…

Досье «Бумеранга». Гинтарас Ринкявичус. Один из самых знаменитых дирижеров Литвы, лауреат Национальной премии, основатель Литовского государственного симфонического оркестра, его художественный руководитель и главный дирижер. С 2003 дирижирует в Большом театре («Ромео и Джульетта» Прокофьева, «Пиковая дама» Чайковского, «Богема» Пуччини). Работает с великими оркестрами мира, в числе которых: Berliner Symphoniker, Weimar Staatskapelle, Frankfurt (Oder) Symphoniker, Tampere Symphony, Copengagen Tivoli Symphony, Санкт-Петербургский филармонический, Российский национальный, Российский государственный. Выступал в концертных залах: Kolner Philharmonic, Salzburg Grobes Festspielhaus, Royal Albert Hall в Лондоне, в Театре на Елисейских полях в Париже, во Дворце музыки в Барселоне, в театре Сарагосы… Ставит оперы в Национальном оперном театре Латвии и Оперном театре Шотландии. В 1993 году в музыкальном театре Амстердама поставил балет на музыку Реквиема Моцарта; в 1998-м дебютировал с оперой «Кармен» в Gothenburg Opera, в 2003-м в концертном исполнении поставил «Drot og marsk» П. Хейса в Тиволи-концерт-холл (Копенгаген)… С 2007 года — художественный руководитель и главный дирижер Новосибирского академического симфонического оркестра. В сентябре 2010 году награжден Орденом Дружбы.

Музыка классическая и музыка «меблировочная»

Пианист Лукас Генюшас рассказал о том, как ему работается с новосибирскими музыкантами, и учил журналистов правильно произносить свою фамилию.

— Лукас, после конкурса Чайковского ваша гастрольная жизнь изменилась?

— Да, конечно. Много было запланировано до конкурса, после него еще добавились концерты. Я даже немножко захлебнулся от такого количества выступлений (смеется). Поэтому в новом сезоне решил чуть притормозить. Но это нормально, это хорошо, когда есть возможность много гастролировать. Это же смысл моего творчества…

— То, что вы с маэстро давно знакомы, упрощает работу?

— Да. Это очень помогает. Однозначно! Хотя, конечно, существует магия первого взгляда… За годы нашего знакомства и совместной работы у нас сформировалось особое взаимопонимание. Это чисто человеческий комфорт, который непосредственно влияет на качество музицирования.

— То же самое можете сказать и об оркестре?

— Конечно! С вашим оркестром я играл не раз, несколько лет назад мы даже совершили небольшой тур. Очень приятно, что тебя знают, что ты приходишь на репетицию не как новичок, который ловит на себе недоуменные взгляды, а как полноправный член коллектива. Что и создает совершенно иную обстановку.

— Этот концерт у вас в репертуаре довольно давно. А как вы относитесь к музыке раннего Шостаковича?

— Я ее воспринимаю с большим удовольствием, с легкостью. Незамысловатый, казалось бы, концерт за исключением, конечно, второй части. Но, как и в каждом концерте Шостаковича, в нем звучат характерные для композитора прорывы какого-то отчаяния, страха, трагизма. Именно они, в хорошем смысле, утяжеляют произведение, придают ему особый смысл. А кажущуюся легкость Первой симфонии, можно сказать — безобразие, которое устраивает композитор, музыкальное хулиганство, мы понимаем сквозь призму художественных кавычек. Я вообще не люблю музыку «меблировочную», как однажды сказал Рихтер о музыке Пуленка, что она для магазинов. Я люблю музыку серьезную, которая заставляет думать…

— Маэстро намекнул, что ему очень хотелось бы считать, что вы человек литовский. А вы себя кем ощущаете: русским или литовцем?

— Я полноценный литовец в смысле языка. И с маэстро мы общаемся исключительно на литовском. А поскольку я вырос в той языковой среде, то не чувствую себя в Литве отщепенцем. Но, наверное, в культурном отношении, да и в целом, моя идентификация связана, скорее, с Россией. Понимаете, величины стран и величины культур России и Литвы несопоставимы — их нельзя поставить на одну чашу. Так что при всем моем нежном, родственном отношении к Литве я всё же русский человек.

— Сегодня в Литве много выступаете?

— Да, я часто и с удовольствием выступаю в Литве. Кстати, это единственная страна в мире, где мою фамилию произносят правильно. Почему-то красивая, аристократическая литовская фамилия не может так мягко звучать ни на каком другом языке, кроме литовского. А для меня это очень важно…

— В этом сезоне у вас еще запланированы концерты в Новосибирске?

— В этом — нет, но в будущем, надеюсь, буду выступать в вашем городе. И не раз!

Досье «Бумеранга». Лукас Генюшас. Пианист, потомственный музыкант, внук пианистки, профессора Московской консерватории Веры Горностаевой, в классе которой окончил Московскую консерваторию. Гастролирует по России, Европе, США, его знают в Японии, Южной Корее, Бразилии. Выступал с такими коллективами, как: Симфонический оркестр Гамбурга, Шотландский симфонический оркестр Би-би-си, Симфонический оркестр Бирмингема, оркестр Мариинского театра, Варшавский филармонический оркестр, Симфонический оркестр Трондхейма, Kremerata Baltica… В прошедшем сезоне состоялись его сольные концерты в зале «Гаво» в Париже, в зале имени Дж. Верди в Милане, театре Карло Феличе в Генуе, на престижных South Bank Centre International Piano Series в Лондоне и фестивалях в Ла Рок д’Антероне, Тулузе и Фрайбурге. В его активе — Международный конкурс имени Ф. Шопена в Варшаве (2010, II премия), Международный конкурс имени Дж. Бахауер в США (2010, I премия), Седьмые молодежные Дельфийские игры России (2008, Золотая медаль) и Deutscher Pianistenpreis (2012). Наконкурсе Чайковского в 2015 году был удостоен Серебряной медали.

Лилия Вишневская. Фото автора

bumerang.nsk.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору