Предстоящие мероприятия













Читайте на эту же тему


13 февраля 2014



Вадим Репин о Транссибирском фестивале: «Я играю только те произведения, которыми по-настоящему горю»

Добавлено 14 февраля 2014

Вадим Репин (скрипка), Николай Луганский (фортепиано), Борис Березовский (фортепиано), Валерий Гергиев (дирижер), Новосибирская филармония, ГКЗ им. Арнольда Каца

© Юлия Катковская. Вадим Репин
Скрипач Вадим Репин в эксклюзивном интервью Тайге.инфо рассказал о мировых звездах, которых он пригласил на Транссибирский арт-фестиваль в новосибирской филармонии, публике «экстра-класса», «копчености» скрипок Гварнери, русской традиции отношения к музыке, темпераменте, удаче и преданности.

Тайга.инфо: Вы уже собираете на Транссибирском фестивале музыкантов, певцов, танцоров мирового уровня. Каким вы видите его дальнейшее развитие, планируете ли выводить на международные площадки?

— Центр фестиваля, конечно, останется в Новосибирске, в нашем новом зале имени Каца, который будет его базой. И потом, название «Транссибирский» обязывает к тому, чтобы это было сибирское путешествие во всех смыслах — музыкальном и географическом. Поэтому у нас есть определенная договоренность на следующий год, что мы будем проводить ряд концертов и в других значимых городах, стоящих по пути магистрали.

Мы уже представили фестиваль в Китае, ведь он всплывает так или иначе в голове, когда думаешь о Транссибирской магистрали, потому что она тоже ведет отчасти в Китай. Мне кажется, это удачное сотрудничество: мы ездим с нашим замечательным Новосибирским академическим симфоническим оркестром, представляя фестиваль в разных странах, и можем приглашать на него местных музыкантов. Это очень важно, что все делается совместными усилиями, ведь это дает возможность не просто банально устроить концерт, съездить и вернуться, а еще придает какой-то красочности такого рода поездкам. Но, опять же, как я и сказал, главный костяк фестиваля всегда будет в Новосибирске, поэтому и все концерты здесь. В этом году мы будем выезжать в Искитим, Академгородок и Бердск. Я, например, в Искитиме никогда не был с концертами, и, по-моему, людям, которые там живут, не так легко приехать в город на фестиваль. Поэтому мы идем и в другие точки области, представляем искусство высочайшего класса за пределами Новосибирска.

Тайга.инфо: Какие ставки делаете на фестиваль, чего ожидаете от него?

— Это целый механизм, организм, который я создаю с особым чувством. Я выступал в Новосибирске неоднократно, здесь вырос, выучился и обязан городу буквально своим становлением. Ощущение, что это мой дом, меня никогда не покидало. Поэтому сейчас, когда есть такая возможность — сделать что-то для Новосибирска, я ощущаю большую ответственность, тем более — мы такие грандиозные, в прямом смысле слова, планы строим. Это нормальный процесс, когда мы анализируем то, что делаем, стараемся, чтобы это было интересно для нашей публики. Это не означает, что мы будем идти на глупые компромиссы, лишь бы продать как можно больше билетов, тем не менее, нам очень важно познать вкусы. Первый фестиваль станет показателем, когда мы поймем, на какие концерты больше ажиотажа, на какие труднее попасть, и какой из них привлекает больше внимания. Но, опять же, здесь каждый концерт — высочайшего уровня, здесь нет глупого кроссовера, а есть идейные программы. Дальше будет видно. Надеюсь, этот диалог с нашей публикой даст свои плоды, она будет в чем-то тоже направлять нас, когда мы будем строить программы фестиваля в последующие годы.

Тайга.инфо: Вас называют одним из лучших скрипачей в мире, фамилия Репин уже стала нарицательной, как Паганини. Что для вас значит эта брендовость вашего имени?

— Ну, я не знаю, насколько оно брендово... Спасибо, конечно, за комплимент. Каждый человек, когда посвящает свою жизнь какому-то ремеслу и добивается каких-то успехов в этом, когда его многие узнают, когда у него появляются поклонники, когда у него есть люди, которые специально порой прилетают даже на другой континент, чтобы попасть на концерт — это, конечно, самая лучшая награда за самопосвящение профессии. И я постараюсь этим пользоваться во благо нашего фестиваля. Для меня это важно с одной точки зрения: во благо ли это нашему детищу? И если да, то это замечательно.

Тайга.инфо: Вы работали с великими людьми — Гергиев, Марринер, Хренников, Нагано. Вот эта статусность, возможность быть на одном уровне с такими величинами, что вам дает?

— Это тоже мое становление, моя школа музыки, школа жизни. Потому что многие годы общения с по-настоящему великими артистами оставили во мне неизгладимый след, каждый внес свой вклад. Например, Ростропович поменял мое видение на отдельные произведения музыкальной литературы. Или Менухин, с которым мне тоже посчастливилось встретиться, когда он был еще жив, и у нас просто была подаренная судьбой возможность общения, не только на сцене, но и за сценой, когда я мог наблюдать его отношение к музыке, его отношение к публике. И, конечно, это школа жизни, безусловно. И каждый раз, когда я сотрудничаю на сцене с великими музыкантами, для меня это особое счастье, и я себя считаю действительно очень везучим в этом плане человеком.

Тайга.инфо: Но ключевой фигурой все-таки стал кто? Сначала Захар Брон, а дальше...

— Ключевая фигура — это все-таки моя мама, которая, не будучи музыкантом, как-то почувствовала, что у меня есть тяга к исполнительству. Она заметила, что инструменты, игрушки, которые меня интересовали в детстве — это были ксилофон, баян, дудочки (и чем громче, тем лучше). Так она отдала меня в музыку и решилась посвятить свою жизнь мне, и это, конечно, подвиг, я это ценю и всегда об этом помню. Ее настойчивость, ее преданность, конечно, то, что во многом сделало мою личность. Потом, безусловно, педагог Брон, который волею судьбы, по счастью, преподавал именно в Новосибирске — это большая удача, подарок. Он так и остался единственным педагогом скрипки для меня.

Я обязан Новосибирску своим становлением, образованием. Очень много здесь было людей, которые нам создавали такие условия, чтобы я и мои коллеги, среди которых сейчас очень много замечательных, уважаемых, потрясающих артистов, имели большие возможности реализовывать свои таланты. Нас очень ценили и нас нянчили в Новосибирске, и, конечно, по прошествии времени понимаешь, какая это удача. Дальше на моем пути тоже встречались очень важные интересные люди. Опять же, благодаря этому синтезу у меня развивался вкус в ту или другую сторону. Тем не менее, на данный момент я считаю, что русская традиция отношения к музыке, отношения к инструменту — это всецело самопосвящение этому делу и, наверное, первоопределитель такому понятию, которое во всем мире называется русская школа или русская традиция.

Тайга.инфо: А чего, на ваш взгляд, не хватает российскому исполнительскому искусству, по сравнению с другими странами?

— Ну, времена всегда меняются, сейчас вот меняется отношение к музыке, структура образования. Мне кажется, что нам всем понемножку надо делать свои ходы, свои шаги для того, чтобы во всех школах урок музыки был наряду с уроком географии или математики; мне кажется, от этого выиграют все, и нужно действовать в этом направлении.

У нас в фестивале есть специальный концерт, посвященный этому: дети исполняют музыку для детей. Но это не просто такой концерт, когда дети пришли, сыграли, а мы посмотрели и отдохнули, это как раз тот процесс, когда по-настоящему звезды исполнительского искусства, как Брунелло, как Коробейников (я себя туда тоже записал как доброволец) пройдут весь репетиционный путь и будут выступать на сцене вместе с детьми. Для них это станет тоже своего рода школой, которая необходима всем, ведь этого дорогого стоит — быть со старшими товарищами, коллегами на короткой ноге и принимать участие в этом музыкальном диалоге. Более того — и в зале в основном будут дети, которых мы пригласим. И это не только дети из музыкальных семей, из музыкальных школ, но и те, которые волей судьбы оказались в трудном положении — детдом, неудачные семьи, болезни. Мы хотим, чтобы они все почувствовали, что их ровесники делают им подарок, а они, присутствуя на нашем концерте, являются соучастниками нашего музыкального путешествия.

Тайга.инфо: Если вернуться к партнерам — вы часто выступаете с Николаем Луганским, Борисом Березовским — так получилось случайно? Какие условия должны быть соблюдены, чтобы получился музыкальный диалог между партнерами?

— Безусловно, музыкальный уровень — это одна из составляющих. Ну и, конечно, дружественный контакт, потому что когда едешь с человеком в турне, которое порой продолжается около месяца, это должна быть интересная личность, или просто личность, с которой хочется проводить совместно время, с которой ты ждешь очередного концерта, как радостного события. Поэтому, что с Николаем Луганским, что с Березовским нас связывает уже очень много совместных проектов, поездок, и я всегда был очень счастлив с ними работать и жду наших следующих проектов.

Тайга.инфо: Кого вы можете выделить среди музыкантов не как партнеров, а как тех, кого вам просто нравится слушать, на чьи концерты вы ходите?

— Список очень обширен. Я очень коллегиальный человек по натуре, и, кроме того, очень много есть замечательных интересных музыкантов: когда есть время и возможность, я хожу на их концерты, или, если нет, то по радио или, бывает, на дисках слушаю. Это такой вопрос, когда мне интересно буквально все, и я не могу выделить одного или двух — нет, очень богат мир большими музыкантами. И вот небольшую часть его мы постараемся показать в Новосибирске как действительно жемчужину исполнительского искусства.

Тайга.инфо: Вы играете произведения многих классиков, но кого выделяете для себя больше, кто лучше ложится на вашу исполнительскую манеру, на вашу скрипку?

— У меня одно правило — я играю только те произведения, которыми по-настоящему горю. Бывает, что в каком-то сезоне во мне вызывает больше эмоций концерт Брамса, в то же время, если я исполняю, произведения Лало, я горю тем же огнем. Из современной музыки — концерт, который был для меня написан Джеймсом Макмилланом, я считаю одним из лучших произведений последних лет. И это, конечно, огромное счастье, удача, что так вышло, и получился такой замечательный концерт. Это как один из рецептов — быть в этой музыке на все 100%, каждый раз выходя на сцену. И это должны быть произведения, которыми по-настоящему до конца горишь.

Тайга.инфо. Для открытия Транссибирского фестиваля вы как раз выбрали Лало и Берлиоза. По какому принципу сформировали программу?

— Мне кажется, что «Испанская симфония» Лало — это очень праздничное сочинение, оно невероятно виртуозное, с другой стороны — очень доходчивое, с третьей стороны — невероятно ритмически интересное, и, мне кажется, что для открытия оно дает настроение праздничное. И симфония Берлиоза очень хорошо ложится в паре с этим произведением. И когда я обсуждал программу с Кентом Нагано, величайшим на сегодня дирижером, который работает и в Америке, и в Европе, и в Азии, он мне говорил: «Это, конечно, твой фестиваль, и ты сам должен его постараться открыть, если хочешь, потому что у меня были разные идеи на открытие фестиваля, но поскольку это первый и твой, ты должен выбрать сам», — так он меня во многом предопределил. Это невероятной занятости человек, на шесть лет вперед у него уже все расписано, и я ему очень благодарен за то, что он нашел несколько деньков, чтобы быть у нас в Новосибирске, он тоже настоящий мой друг. И мы договорились выступить с сочинением Лало, поскольку мы его не раз вместе исполняли, даже сделали запись, она была очень интересной тем, что, наряду с такими вещами, как замечательный дирижер и прекрасный оркестр, я исполнял произведение на скрипке Пабло Сарасате, на которой он впервые исполнил эту симфонию, когда она была только написана Эдуаром Лало специально для него. Тогда та скрипка была в моих руках, и это тоже небольшая часть истории... Вот так мы выбрали это сочинение.

Тайга.инфо: Вопрос как раз о скрипке. В одном интервью вы сравнивали Страдивари и Гварнери, сказали, что ваша скрипка — лучшая представительница топорной работы Гварнери. Означает ли это, что для вас красота — это набор каких-то несовершенств?

— Совершенства не бывает, на компьютере разве что бывает совершенная симметрия, но это не означает, что это совершенство. Есть какие-то вещи математические, которые можно объяснить, а совершенство — что это такое... В концертном понимании, чтобы добиться совершенства необходимы, конечно, экстра-класса музыканты, но также необходима и экстра-класса публика, потому что, если публике удастся открыть музыканта, который стоит перед ней — это совершенно другое ощущение, и его можно добиться каким-то энергетическим позывом, интересом, готовностью. Потому что мы, музыканты, стоя на сцене, пытаемся привлечь наших слушателей в наше музыкальное путешествие, рассказать им о каких-то тайниках, о каких-то невероятно красивых местах нашего путешествия, мы должны с ними поделиться, потому что мы его знаем, и не раз уже проезжали эту дорогу, поэтому наша задача — показать, рассказать, заставить прислушаться. И публика в этом отношении очень важная составляющая того, чтобы наш концерт оказался особенным.

А скрипка — это дело вкуса. Вот есть музыканты, которым звук Страдивари явно больше нравится, есть скрипачи, которым Гварнери больше по душе, нельзя сказать — что лучше, что хуже. Для меня в скрипках Гварнери, знаете, немножко что-то «копчененькое» присутствует, что-то такое земляное, мне ближе это более реальное, нежели Страдивари, который — в облаках. Но и Гварнери тоже обладает этими заоблачными красками, и, мне кажется, скрипка Гварнери может выразить не лучше, а ближе то, о чем я мечтаю.

Тайга.инфо: Что нужно знать, иметь и уметь музыканту, чтобы встать в один ряд с Репиным, Кеннеди, Венгеровым?

— Тысячи составляющих — начиная от семьи, заканчивая удачей жизненного пути, включая какие-то свои принципы, образование. Вот иногда говорят — что такое удача: это для чего-то родиться и найти себя в том, для чего родился. Есть несколько артистов, с которыми судьба распорядилась именно так, и я думаю, что многие из них, почти все, будут на нашем первом фестивале. Не могу не назвать Светлану Захарову — величайшую балерину; Бородину, которая действительно, я не люблю говорить — лучшая меццо-сопрано; Валерий Гергиев, Николай Луганский — феноменальный музыкант, пианист, мой давнишний друг и партнер по камерным ансамблям; Брунелло и другие представители других искусств; в джазе — это Дидье Локвуд, один из знаменитейших на планете представителей джаза на скрипке, и он играет не только на скрипке, я надеюсь, что он нам покажет свое мастерство и на других инструментах, потому что он — мастер импровизации.

Будет замечательная мировая премьера концерта Юсупова, которая сделана по заказу нашего фестиваля, это произведение обещает быть очень интересным, потому что концерт получился, с одной стороны, развлекательным, с другой — разнообразным, с третьей стороны — очень красивым, мелодичным. Идея его в том, что я должен шесть раз перевоплощаться на сцене, и речь идет именно об аутентичной манере исполнения разных культур, в которых скрипка имеет свой голос. И много чего еще удивительного будет на концерте, на котором вы и увидите тех музыкантов, у которых эти тысячи критериев сложились так удачно, и они стали по-настоящему великими.

Тайга.инфо. Если говорить о Найджеле Кеннеди, который недавно выступал в Новосибирске на Рождественском фестивале, — насколько вам близка его вольная трактовка классики?

— Это как часть самовыражения. Мы ведь являемся интерпретаторами, каждый для себя определяет ту линию преданности музыкальному сочинению, которую считает нужным. В наше время, когда мы были молодыми, нашими героями были Рихтер, Ростропович, а это действительно всецелая преданность первоочередному материалу, поэтому я в душе, конечно, консервативный, классический исполнитель. При этом я не могу сказать, что меня коробит, когда я на концерте Найджела. И мы неоднократно вместе выступали, это как вариант подачи материла — немножко в другой манере, все прекрасно знают, что это его видение, и поскольку его персона очень зажигательная, интересная и необычная, то это имеет большой успех. И я сам, будучи на его концертах, никогда не испытывал дискомфорта, наоборот — были какие-то интересные идеи, которые у меня остались в памяти.

Тайга.инфо: Как темперамент музыканта влияет на исполнительскую манеру и надо ли под него подстраиваться?

— Ну, каждому свое, как я сказал уже, я стараюсь исполнять только те произведения, которыми по-настоящему горю. То есть когда я знаю, что сегодня выступаю, испытываю не только волнение, но и, что называется, никак не дождусь начала концерта. Это должно присутствовать, и тут уже каждый для себя решает в меру своих вкусов и потребностей.

Беседовала Юлия Катковская
Автор: Юлия Катковская

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору