Валерий Гергиев: «Прокофьев — это уже Чайковский»

Добавлено 09 октября 2016

Валерий Гергиев (дирижер)

В Самаре в девятый раз прошел Международный музыкальный фестиваль «Мстиславу Ростроповичу». Оркестр, хор и солисты Мариинского театра под управлением маэстро Валерия Гергиева по традиции сыграли три концерта. В перерыве между выступлениями худрук фестиваля и Мариинки провел встречу с журналистами, на которой рассказал о сотрудничестве с самарским Оперным, наследии Прокофьева и детских программах в музыкальном театре.


В работе с детьми невозможно переусердствовать

Выступление в Самаре стало неотъемлемой частью сезона Мариинского театра. Стены фойе, где мы с вами уже не первый раз встречаемся, освящены легендарным исполнением Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича. Посвящение Ростроповичу связывает нас с историей Самары, а программа фестиваля составлена с желанием служить великим музыкальным традициям нашей страны.

В этом году мы сыграли произведения не только Чайковского и Прокофьева, но и Дебюсси, Моцарта, Равеля. В программу фестиваля также вошла уникальная партитура драматической симфонии «Ромео и Джульетта» Берлиоза. Это произведение редко звучит целиком, и речь не только о России. За десять лет работы с Лондонским симфоническим оркестром мы исполнили симфонию всего один раз — это крупная и непростая задача.

Очень приятно, что в числе участников фестиваля много детей, а любителей музыки я считаю соучастниками творческого процесса. После выступления я познакомился с кадетами Суворовского училища, фотографировался с ними, некоторых уже знаю по именам. Надеюсь, что в скором времени мы вновь с ними увидимся.

Работа с детьми составляет самую интересную часть нашей работы и в Петербурге, мы посвящаем им все больше акций. Может быть, даже стараемся в этом переусердствовать, хотя я не очень понимаю, как можно переусердствовать в работе с детьми. Разве может быть слишком много Моцарта или Прокофьева, «Пети и Волка» или «Щелкунчика»? Пока у меня нет ощущения, что мы перебрали. Мы все добавляем, играем «Петю и Волка» по два-три раза в день. В Самаре мы уже исполняли это произведение. Сейчас взяли небольшую паузу, но обязательно привезем его еще, ведь в зале будут абсолютно другие дети. Они же проходят через этот возраст очень быстро, в зале идет полное обновление. Это относится и к взрослой части публики, поэтому я не боюсь повторять некоторые произведения. Дебюсси мы тоже играли здесь не первый раз. Мне кажется, если кто-то раньше не слышал, как красиво может звучать симфонический оркестр — мог в этом убедиться.

Думаю, если бы самарский театр посвятил постановкам для детей свои основные ресурсы («Волшебная флейта» и «Щелкунчик» могут идти не 5, а 50 раз) — это было бы правильное решение и по использованию средств, и по занятости артистов, и по содержанию.

О наследии Прокофьева

Этот год в России посвящен Сергею Сергеевичу Прокофьеву. В Мариинском театре мы этот праздник начали не первого января и в конце года не закончим. Восхождение к более фундаментальному владению громадным прокофьевским репертуаром продолжается уже более 25 лет. Я возглавил театр в 1988 году, и среди первых крупных задач ставил перед собой и перед коллективом полное освоение творчества Прокофьева.

На днях на большом совещании у вице-премьера Ольги Голодец я сказал сомневающимся, может, даже немного резко, что Прокофьев — это уже Чайковский. Бюрократам так понятнее. Есть люди, которые боятся переборщить, поэтому предлагают что-нибудь попроще — лучше позвать поп-музыкантов или хотя бы джаз-музыкантов, а то народ не поймет Прокофьева. Это глупость. Мы весь год исполняем многочисленные произведения и целые циклы, от Чили, Аргентины и США до Тайваня и Кореи. На днях закончили исполнять цикл всех симфоний Прокофьева в Лондоне. Их редко играют, а потом говорят, что никто не понимает. Не знать и не понимать — это две разные вещи.

«Леди Макбет…» на сцене Мариинки

Мы уже обещали, что сотрудничество самарского и Мариинского театров будет развиваться. Концертное исполнение «Евгения Онегина» в Самаре — это еще один шаг наших театров навстречу друг другу, но надо стремиться к совместной театральной постановке. Думаю, одним из первых должно стать произведение Прокофьева. Например, опера «Обручение в монастыре», которую мы показали во Владивостоке, имела огромный успех. Было бы здорово, если бы она прозвучала и в Самаре.

Кроме того, мы хотели бы принять самарский театр на сцене Мариинки. У нас, как вы знаете, несколько площадок в Петербурге, так что мы рассмотрим такую возможность. Мне пока трудно сказать, какой из спектаклей рекомендовать, да и не я буду это делать — решение будет принимать руководство самарского театра. В Самаре, например, идет «Леди Макбет Мценского уезда». У нас есть свой спектакль, поставленный одним из любимых режиссеров Шостаковича Ириной Молостовой. Мы его храним, потому что он ставился при непосредственном участии Дмитрия Дмитриевича.

Нам интересен и ваш спектакль — тем более, его ставил Георгий Исаакян. Он ставил и у нас в Мариинке, работал в Перми, теперь в театре им. Н. Сац. Думаю, все обстоятельства намекают на то, чтобы этот спектакль показали у нас.

В Самаре мы чувствуем себя очень комфортно. Оркестр не испытывает никаких акустических трудностей, несмотря на то, что у нас выдающийся концертный зал в Петербурге. Вообще, у нас громадный комплекс — четыре камерных зала. На этих площадках много всего происходит, в том числе в наше отсутствие. Сегодня наш коллектив вынужден учиться совмещать гастроли в Китае или в Америке и при этом не прекращать активную домашнюю работу. «А кто же вас просил строить новый зал?» — говорили мне, когда у нас не было финансирования. Мы нашли средства благодаря поддержке друзей со всего мира, достроили здание, и теперь у нас на 150–250 концертов и спектаклей стало больше. Это опять же к вопросу о бюрократах. Еще можно сказать «как же мы можем помогать культуре, когда у нас пенсионеры не обеспечены» — это всегда хорошая уловка. Или самое святое: «У нас тут медицина недоподдержана, а вы говорите о какой-то культуре». На самом деле такого не должно быть. И медицина, и культура, и искусство, и детские программы в самой богатой стране мира должны быть поддержаны. И по человеческим, и по природным богатствам мы не уступаем никому. Тут не может быть «экскьюзов», как говорят наши друзья англосаксы. Нам пора уже научиться распределять эти богатства равномерно по всему многострадальному населению, по всем регионам России.

Фоторепортер: Александр ШАПУНОВ
www.vkonline.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору