Евгений Романов и Вероника Бартеньева: «Давайте оставаться в Омске!»

Добавлено 17 апреля 2014

Омская филармония, Омский академический симфонический оркестр

Солисты Омской филармонии недавно вернулись в родной город из Израиля, где они стажировались полгода. По окончании обучения молодых певцов пригласили на постоянную работу в этой стране. Подумав, Вероника и Евгений отказались от заманчивого предложения в пользу омской сцены.

Вероника Бартеньева (сопрано) и Евгений Романов (баритон) уже несколько лет выступают на сцене Омской филармонии, и покидать родной город не собираются. В то же время молодые люди часто ездят выступать на престижные конкурсы в другие города, обучаются за границей. Певцы недавно вернулись со стажировки в Израиле, где им предложили остаться. Вероника и Евгений отказались, решив, что будут дарить свое искусство Омску, где они встали на ноги в профессиональном и жизненном плане, обрели своего слушателя и зрителя. «Класс» выяснил у творческой пары, почему стоит реализовывать себя на родной земле.

— Евгений, расскажите о начале своей музыкальной карьеры?

— Складывалась она интересно. Музыкой я начал заниматься в 6 лет. В отличие от Вероники, вокальная судьба которой была предрешена, так как ее певческий потенциал раскрылся рано. У нее даже дедушка был оперным певцом! В 2-3 года она уже пела на сценах города. Я же как музыкант должен благодарить своих родителей, что они решили мою судьбу. Особенно маму, которая увидела во мне творческий потенциал и захотела отдать меня в музыкальную школу.

Первые шаги в музыке у меня были связаны с народным исполнительством — я учился в школе на баяниста, позже окончил училище имени Шебалина по этой же специальности. Во время обучения у меня проявилась любовь к сцене. Параллельно занятиям музыкой я пробовал себя в качестве героев драматических пьес. Потом в моей биографии был период, когда я пробовал поступать в московские театральные вузы. Успехи были разные, но не сложилось, и я решил продолжить свою карьеру на сцене, соединив, таким образом, музыку и театр. Параллельно с поступлением в московские вузы я прошел обучение в ОмГУ. В то время не существовало направление оперного вокала. Была кафедра дирижирования, которую я в итоге и окончил. На 3 курсе мы с Вероникой стали первыми студентами направления «Вокальное искусство», а после выпуска прошли обучение в Уральской консерватории.

— А с какого момента ваш творческий путь с Вероникой стал общим?

— Мы познакомились еще в училище им. Шебалина. Она училась на дирижера-хоровика, а я был баянистом. Первоначально наши отношения были сугубо дружеские, но уже тогда появился большой интерес друг к другу, общие темы, зачастую одинаковые взгляды на жизнь и музыку. Все это впоследствии определило нашу семейную судьбу.

— То есть вас связала музыка?

— Да, действительно, она нас связала, тайною нашей стала! (Смеется.). Теперь мы не рассматриваем нашу жизнь и творческую деятельность друг без друга, живем параллельными судьбами. Во многом наши биографии схожи, ездим на одинаковые конкурсы, делаем общие проекты и концерты.

— При каких обстоятельствах вы попали в филармонию?

— В филармонии появилась вакансия солиста-вокалиста. Я прошел прослушивание и начал выступать здесь. Вероника пришла потом, сначала наблюдала за моими концертами со стороны. Ей стало интересно, и она увидела для себя возможность также стать солисткой филармонии.

— И сколько вы наблюдали за выступлениями Евгения?

— Примерно год, может быть, полгода. Я в тот момент оканчивала университет, готовилась к поступлению в Уральскую консерваторию.

— А у вас обоих не было желания стать эстрадными исполнителями?

— Я была эстрадницей с раннего детства. Выигрывала «Омскую звезду», был шанс попасть на «Утреннюю звезду» Юрия Николаева. Я ездила на многие конкурсы, была возможность пробиться в Москве, но мне было всего 10 лет! Уже потом, получая образование в училище Шебалина, я почувствовала, что не равнодушна к классике. Тогда я решила для себя, что хочу заниматься эстрадой в качестве хобби, мне это нравится, но нужно получить классическое образование, которое меня и затянуло. Тут уже я почувствовала любовь к академическому пению.

Евгений: У меня с этим все проще было. Музыкальная школа, в которую я поступил в детстве, профилируется в классическом стиле. С малых лет там приучают любить классиков. Ну и, как я уже говорил, любовь к лицедейству и драме в сочетании с музыкой, я думаю, может воплотить в себе только опера, оперетта, мюзикл. Эстрада — это уже что-то другое. Хотя Филармония предоставляет нам возможность петь в разных стилях и жанрах. Это не только арии, романсы, это еще и эстрадные произведения.

— Вы недавно вернулись с долгосрочной стажировки в Израиле. Расскажите о ней? Почему отказались от предложения поработать там?

Евгений: Вероника была двигателем этой поездки, она часто посещает зарубежные сайты, общается с музыкальными деятелями, продюсерами. Однажды она наткнулась на этот проект в Израиле.

Вероника: Заинтересовала возможность увидеть заграничный театр, тем более тель-авивский, он показался мне похожим на нью-йоркский Metropoliten.

Евгений: Да, вообще весь Тель-Авив — это маленькая копия Нью-Йорка!

Вероника: В общем, мне показалось, что этот опыт будет интересным. Мало того что побывать в другой стране, так еще и прочувствовать ее культуру, познакомиться с людьми из других стран. Во время стажировки мы в основном общались по-английски, но надо отдать должное оркестру Тель-Авивского театра — там все говорят на русском языке.

Евегений: Получается, что мы совмещали три языка: русский, английский, а также иврит, потому что у нас были курсы обучения этому языку. Этому мы посвящали почти 6 часов в день, и все наши преподаватели говорили только на иврите.

Вероника: Да, остаться непонятым в этой стране сложно — всегда найдется тот, кто поймет тебя! Израиль нам многое дал, а в итоге нам еще предложили остаться там работать. Мы серьезно задумались над предложением, потому что это не Богом забытое место, там Пласидо Доминго является худруком! Но приехав в Омск, мы увиделись с родными, друзьями… Ну и вообще, Родина, есть Родина!

Евгений: На расстоянии любовь к ней чувствуется гораздо острее.

Вероника: Если в Омске мы не до конца понимаем, насколько любим свою родную землю, то когда находишься в другой стране, с другим языком менталитетом и ценностями, начинаешь вдруг понимать: «Боже мой, как я люблю свою родину!». Мы люди творческие и нам свойственно быть эмоциональными. Поэтому встретив родных, мы очень радовались! Еще и с руководством филармонии удалось договориться о том, как можно помочь родному краю. У нас в Омске было бы чудесно развивать оперное искусство. Коли мы столько учились, стажировались, видели специалистов из других стран, так можно переложить их опыт на наш город. Служить родному народу, прививать им любовь к хорошей музыке. Поэтому мы придумали несколько совместных концертов с нашим симфоническим оркестром, а еще у нас чудесный концертный зал. Израиль, конечно, навсегда останется в наших сердцах, но постепенно понимаешь, что ты должен что-то оставить после себя. Не только брать, но и давать. И, мне кажется, что мы достойны именно отдавать.

Евгений: Мы хотим популяризировать и улучшать оперное искусство. У нас есть музыкальный театр, который достаточно развит, на сегодняшний день там появляются молодые певцы, воспитанные не только в Омске, но и в других городах. Здесь важно отметить, что сдвиг идет именно в сторону оперы, потому как омскому зрителю это становится интересно. У нас есть кадры, певцы, с которыми можно сотрудничать.

Вероника: Мы планируем сконцентрироваться именно на оперном искусстве, но в то же время не забывать о таких замечательных жанрах, как оперетта и мюзикл.

— А у вас нет в планах открытия специализированного центра обучения?

Евгений: На базе филармонии задумывалась школа мужского вокала, но пока проект не реализован. В будущем он, наверное, будет спонсироваться и развиваться. Интерес к этому есть.
Вероника: А главное – мотивация!

— Если вернуться к теме «покидания» Омска – ведь такая тенденция уже существует не один год. Почему люди уезжают?

Евгений: В этом вопросе нет однозначного ответа. Почему вот мы остаемся тут, не бросаем все, уезжая в престижные театры. Да, возможно, перспектив в плане развития себя там больше, но важно отметить два обстоятельства.
Мы родились здесь, были воспитаны и научились всему, что умеем. Почему мы должны все это отдавать другим регионам?
Потом нужно отметить, что в театрах — мы чужие люди, там есть свои специалисты. Я не говорю, что они лучше или хуже в профессиональном плане. Но, правда, мы прорывали свою дорогу здесь, доказывали свое мастерство, приобрели своего зрителя. В разговоре с руководством филармонии мы как раз говорили о том, будем ли получать достаточное количество времени на сцене, возможность экспериментировать, показывать то, что мы умеем и придумываем. В других регионах мы не будем вольны в своих действиях. Здесь такая возможность есть, нашему зрителю мы можем показать все, что умеем в самых лучших проявлениях и качествах.

Вероника: Мне кажется, что люди уезжают, потому что это в какой-то степени модно. «Ой, что здесь делать, надо валить!». Но это неправильно. Съездить обучиться – да, это хорошее начало, даже Петр I делал так. Где ты будешь делать свое дело – это уже вопрос патриотизма. Я не скажу, что мы воспитывались в духе патриотизма, но мы пришли к этому выводу в связи с разным жизненным стечением обстоятельств.
Омск – чудесное место для развития. Давайте оставаться в Омске! Сделаем это модой, будем воспитывать свои кадры, это всегда точнее.
Евгений: Тем более уже были прецеденты не в плане того, что люди возвращались обратно. А в таком вопросе, как обучение. Я поступил в Омске, когда это было немодно! Вероника пришла учиться чуть позднее. Была пропаганда того, что омские педагоги не могут дать уровень знаний, соответствующий ближайшим консерваториям. После нашего обучения студенты перестали так часто уезжать. Все-таки мы были известными людьми в училище, и люди, которые нас знают, сначала удивляются: «Почему Омск?». А потом все равно приезжают к нам, ну или возвращаются работать в родной город. Людям нужно показывать и доказывать, что можно здесь себя реализовать в достаточной мере.

— Какие творческие планы на ближайшее время?

Евгений: На будущий сезон мы уже оговорили несколько программ с руководством. Хотим сделать абонемент из 4-5 концертов, каждый из которых будет нести свою эпоху. Музыка старинная, русская, зарубежные классики.

Вероника: Еще концертные постановки.

Евгений: Да, есть планы совместной работы с симфоническим оркестром.

Вероника: Еще с певчим хором Ларисы Сабитовой. Очень достойный коллектив, омский зритель обязательно должен увидеть их выступление. Оперные постановки мы видим именно с этим хором. Будем стараться по максимуму привлекать заинтересованных людей!

Майя Соерова

Вадим Харламов

http://www.classomsk.com

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору