Предстоящие мероприятия

Москва, Санкт-Петербург
с 23 сентября 2016 по 9 июня 2017








Читайте на эту же тему







Юрий Темирканов: Без компромиссов

Добавлено 15 октября 2014

Григорий Соколов (фортепиано), Элисо Вирсаладзе (фортепиано), Валерий Кулешов (фортепиано), Санкт-Петербургская академическая филармония, Малый зал Санкт-Петербургской филармонии, Большой зал Санкт-Петербургской филармонии, Александр Князев (виолончель, орган), Мирослав Култышев (фортепиано)

ФОТО: АРХИВ «ЭКСПЕРТ С-З»
Юрий Темирканов: «Я думаю, что лучше слушать все в живом исполнении, чем употреблять музыкальные консервы»
Филармония открывает 94-й сезон. В абонементных концертах знаменитые дирижеры и солисты, среди которых Марис Янсонс, Михаил Юровский, Григорий Соколов, Элисо Вирсаладзе, Барри Дуглас и многие другие. Cреди коллективов, которые выступят в Филармонии в рамках гастрольных туров, один из лучших вокальных ансамблей The King’s Singers и струнный оркестр Люцернского фестиваля, а также камерный оркестр «Рижская симфониетта» и симфонический оркестр Штутгартского радио под управлением Стефана Денева, еще Джошуа Белл в дуэте с пианистом Алессио Баксом. Пятнадцатый зимний фестиваль «Площадь Искусств» откроется 14 декабря исполнением сочинений Элгара и Бриттена.

Художественный руководитель и главный дирижер Академического симфонического оркестра филармонии Юрий Темирканов сравнивает свою работу с профессией священника: «Гениальная музыка должна возвышать человека над обыденной жизнью… Подобно тому как врач лечит тело, музыка должна исцелять душу». «Исцеление души», однако, происходит не всегда… Лишь только в том случае, если музыкальное лекарство подается на высочайшем уровне. А достигается этот уровень благодаря одаренности, чувству стиля и верности традициям. О своих убеждениях, взглядах на творчество и современное развитие оперного искусства маэстро рассказал в рамках встречи с петербургской прессой в Бетховенском фойе Филармонии.

— Юрий Хатуевич, Филармония открывает очередной сезон. В концертах участвуют знаменитые дирижеры и солисты. Однако сюрпризом для публики станет не только насыщенная музыкальная программа, но и открытие нового пространства для проведения «лекций перед концертами». Что эта за идея?

— Новое пространство расположено в подвалах филармонии. Было бы глупо потерять такие помещения. И мы нашли возможность их отремонтировать. Раньше встречи со слушателями проводились в библиотеке. А в помещениях подвала находились трубы, коммуникации, и было по колено воды (в годы Первой мировой войны в подвале размещался лазарет. — «Эксперт С-З»). Теперь будем осваивать новые горизонты. Возможно, кроме лекций, там даже будут устраиваться и концерты камерной музыки, выступать квартеты, квинтеты, проходить выставки.

— Получается разговор о музыке через призму ремонта… В этом году закончена реконструкция и в Малом зале Филармонии. Среди важнейших концертов Малого зала в этом сезоне — сольные выступления Валерия Кулешова, Кристиана Блэкшоу, Александра Князева, Мирослава Култышева.

— Да, внутренние помещения приводились в соответствии со стилистикой самого Малого зала. Как говорится, мы попытались уйти от вестибюля метро «Канал Грибоедова» в сторону особняка Энгельгардта. (Малый зал Филармонии расположен в историческом здании, принадлежавшем семье Энгельгардт. Место было центром культурной и музыкальной жизни Петербурга XIX века, здесь устраивались балы и проводились концерты. — «Эксперт С-З».)

«Поющие — идиоты»

— В новом сезоне симфонический оркестр филармонии под вашим управлением даст лишь восемь концертов. Жаль, что немного… И всегда возникает вопрос, почему так, ведь петербургский слушатель высоко ценит ваш талант? Вместе с тем исполняемые вами произведения год от года, на взгляд неискушенного зрителя и критиков, кажутся совершенно одинаковыми. Почему?

— Я всегда говорил, что, к сожалению, из-за поездок мой репертуар кажется узким. Но ведь мы должны гастролировать. И перед поездкой куда-нибудь за границу: в Европу, в Америку, Англию или Японию — обычно мы обыгрываем программы в России. Звучит та музыка, которую нас просят сыграть за рубежом. И это обычно, как вы понимаете, русская и советская музыка, поэтому может показаться, что мы играем каждый год одно и то же. Но, конечно, это только на первый взгляд.

— При всем при этом на ваших концертах всегда аншлаг… Скажите, а если бы вы узнали, что продана только половина билетов, отменили бы концерт?

— Нет, не отменил! Даю себе установку: если бы пришла треть публики зрительного зала, я все равно с той же ответственностью и радостью стал бы играть, потому что очень люблю и уважаю моих слушателей, сколько бы их ни было.

— Сегодня популярна опера в концертном исполнении. У вас таких произведений в программе нет. Почему так сложилось?

— Вы знаете, концертное исполнение оперы — это всегда большой компромисс. Петр Ильич Чайковский говорил, что опера, не поставленная в театре, не живет! Можно назвать небольшое количество опер, которые удались в концертном исполнении. Например, «Иоланта» — очень понятна, и ее можно ставить не только на сцене. А вот «Пиковую даму» вне сцены представить сложно. Нужны декорации, нужен сценический антураж. В концертном исполнении все теряется. Это как музыкальные записи и живая музыка. Абсолютно разные вещи. Записи — это музыкальные консервы.

Много предложений поступает, но я все время отказываюсь. Потому что на Западе — это компромисс абсолютный. К тебе приходит режиссер со своим прочтением материала. Но это не прочтение материала гениального композитора, а именно личное прочтение режиссера. Параллельно художник что-то там свое придумывает. Все это в итоге потом склеивается и подается публике. И чего только там не увидишь! И вот в такие игры я не играю, я слишком старый уже для подобных экспериментов. Здесь, в России, концертное исполнение оперы тоже компромисс. И, извините за грубость — половина поющих — идиоты. Режиссеры оперные, они настолько бесталанны, что ставят себя выше Моцарта, Чайковского, Вагнера. Они просто превращают великую музыку в сопровождение своих дурацких выдумок. Я не считаю, что это новое прочтение. Когда я в Кировском театре работал, ко мне пришел режиссер и сказал: «Маэстро, у меня есть прочтение!» Я задал тут же вопрос: «А как вы думаете, у самого композитора нет своего авторского прочтения?» И то, что я сегодня вижу на сцене, — это вообще не опера. Это какая-то музыка, которая сопровождает самые нелепые выдумки и идеи. Например, движение певца на велосипеде или на мотоцикле по сцене… Актеры порой одеты в какие-то непонятные костюмы… Думаешь, гадаешь, кто они. На самом деле выясняется, что они — бояре. Какие, простите, они бояре? Происходит то, о чем говорил Толстой: «Искусство, к сожалению, погибнет, но музыку — жаль». Пусть это прозвучит глупо, но после моего «Онегина», которого я сделал в Мариинском театре, я не видел ни одного оперного спектакля, с которым его можно сравнить.

Купецкий дом

— В Мариинском, тогда еще Кировском, театре вы проработали с 1976 по 1988 год. За это время в репертуар театра вошли такие спектакли-шедевры, как «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» Чайковского, «Война и мир» Прокофьева, «Петр Первый» Петрова, «Мертвые души» Щедрина. Как вы оцениваете жизнь этого театра сегодня?

— Мне интересно все, что там происходит, потому что я 12 лет руководил этим театром. На оперы я туда не хожу, но «новый дом» посмотрел. (Речь идет о новой сцене Мариинского театра. — «Эксперт С-З».) Он выглядит как большой продовольственный магазин, немного купецкий. А вот звук хороший. Но я это раньше не говорил, ведь могут сказать: «Ах, Темирканов, когда там работал, хлопотал за свой театр, а как ушел, так может говорить что угодно». Если честно, я не совсем понимаю, для чего нужно расширение пространства на несколько сцен, ведь посещаемость не запредельная… И вообще надо понимать, что наша профессия — это не количество, а качество. Один неизвестный художник написал не так много картин, но каких! И стал Врубелем. Еще один малоизвестный художник написал «Явление Христа народу». И стал Ивановым. Стоит вспомнить прыжок в высоту спортсмена Валерия Брумеля — 2 м 28 см. Нужно прыгнуть высоко один раз, но с рекордом. А прыгать чаще — не имеет смысла.

— В прошлом году вы отметили 75-летие. Было много гостей, поздравлений. Как вы относитесь к славе, носите ли ордена?

— Я не ношу ордена, хотя у меня их много. Но я их не считал, общее количество не помню. Я стесняюсь, не знаю почему. Если говорить честно, то в советское время были такие правила игры, что ордена были нужны, и я хотел получать ордена. Потом ситуация изменилась, я поумнел. Как сказала Фаина Раневская: «Ах, я забыла взять эти похоронные принадлежности». Вот и я воспринимаю их так же, как гениальная Раневская. Может, когда-нибудь я их все выставлю, чтобы все знали… Но вряд ли.

Санкт-Петербург

Встречи со слушателями перед концертами полезны для тех, кто хочет настроиться на музыкальный лад, узнать подробную информацию об исполняемых произведениях, немного отдохнуть от суеты. Чтобы попасть на лекцию, нужно будет предъявить билет на вечерний концерт. На сайте Филармонии будет запись, где можно указать уровень музыкальной подготовленности: новичок, любитель, профессионал.

СПРАВКА

Юрий Темирканов — российский симфонический дирижер, педагог, почетный гражданин Петербурга, лауреат двух Государственных премий СССР, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», родился 10 декабря 1938 году в Кабардино-Балкарии. С 1953 по 1957 годы учился в музыкальной школе при ЛГК им. Н. А. Римского-Корсакова по классам скрипки и альта, затем окончил оркестровый факультет Ленинградской консерватории.

В 1965 году Юрий Темирканов дебютировал в Ленинградском академическом Малом театре оперы и балета с оперой Дж. Верди «Травиата». С 1966 по 1972 год был дирижером Малого театра оперы и балета. С 1976 по 1988 год был художественным руководителем и главным дирижером Театра оперы и балета им. Кирова. С 1979 по 1988 год преподавал в Санкт-Петербургской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова. В 1988 году Юрий Темирканов становится художественным руководителем и главным дирижером Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии. Проводит мастер-классы в Институте Кертиса в Филадельфии и в Манхэттенской школе музыки в Нью-Йорке, а также в Aссademia Chigiana в Сиене. Выступает с зарубежными оркестрами: Филадельфийским, «Концертгебау», Кливлендским, Чикагским, Нью-Йоркским, Сан-Францисским, «Санта-Чечилия», Берлинским, Венским.

Юлия Папенина
«Эксперт Северо-Запад» № 42 (685)
expert.ru

vkfbt@g+ljpermalink

Комментарии

  1. Наталья ВК, 15 октября 2014:

    Люблю его. В Темирканове есть какой-то стержень, который позволяет ему заниматься творчеством и делом. Он какой-то "чистенький". И налет на нем не образуется, и пыль не садится, и ракушками с водорослями не зарастает… И яблочко не танцует весь в золотистых виньетках. Как он просто про награды сказал "в то время они были нужны и я их получал".

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору