«Пророк вечной красоты» (творческое наследие А. К. Лядова сегодня)

Добавлено 03 сентября 2016 Igor Prokhorov

Фестиваль искусств имени А. К. Лядова, Ольга Соловьева (фортепиано)

Пророк вечной красоты

Творческое наследие Анатолия Константиновича Лядова сегодня

Поводом обобщить материалы, связанные с А. К. Лядовым, стала очередная — уже 102-я по счёту — годовщина со дня кончины выдающегося композитора (он умер 28 августа по новову стилю). Автор постарался дать обзор текущего состояния дел в литературе о Лядове, в лядовской дискографии, в сохранении памяти о композиторе и в распространении его творчества. Особое внимание уделено полному собранию записей фортепианной музыки (последние части которого были изданы этим летом) и готовящейся к изданию новой «Книги о Лядове» на основе архивных материалов и воспоминаний двоюродной сестры композитора.

Вступление.

«Пророку вечной красоты, поборнику музыкального просвещения на Руси Анатолию Константиновичу Лядову» — такая надпись была на ленте от Петербургской консерватории, провожавшей в последний путь своего великого выпускника. В этих нескольких словах сжато выражена вся жизнь Анатолия Константиновича.

А за 8 месяцев до этого, в письме ко дню 35-летия композиторской деятельности А. К. Лядова, Модест Ильич Чайковский писал: «Милый мой Анатолий! Твоё имя теперь у всех на языке, и мне хочется сказать тебе, что ты для меня. Ты — тихий, ровный сет. Всё в тебе светло: и человек, и художник. […]. Свежеешь, когда слушаешь музыку твою, свежеешь, когда думаешь о тебе… […] Работая, не думал я, что скажут они, а „что скажет Лядов?“. Ты был тот тихий, ровный свет, который руководил мною и тогда, да и потом во всём, что я писал. Итак, светлость моя, обнимаю тебя горячо за всё, что ты мне сделал, и благодарю тебя за то, что ты — ты!». Кажется, эта цитата как нельзя лучше характеризует то, кем был для современников А. К. Лядов, и кем он остался для последующих поколений неравнодушных музыкантов.

Литература об А. К. Лядове.

Лядовская библиография не так велика, как литература о многих его современниках, предшественниках и композиторах 20 века. Конечно, журнальных и газетных материалов немало, как и отдельных статей в сборниках. Статьи «лядовской» тематики периодически появляются — в основном, в специализированных изданиях. Но книги о Лядове — именно книги — можно посчитать практически по пальцам одной руки.

Прежде всего — это книга «Ан. К. Лядов. Жизнь. Портрет. Творчество. Из писем», изданная в 1916 г. и переизданная в 2005 г. (тиражом 1000 экз.). Эта книга, в которой изложена жизненная и творческая биография композитора, отрывки писем и стихов, краткий анализ творчества и некоторых сочинений, приведены репродукции рисунков А. К. Лядова — ценна тем, что была составлена и издана уже через два года после кончины композитора. Среди авторов книги — Виктор Вальтер (скрипач и музыкальный писатель), Язеп Витолс (композитор, коллега А. К. Лядова по преподавательской деятельности в консерватории), Сергей Городецкий (поэт, оставивший замечательные воспоминания о Лядове). Книга готовилась в некоторой спешке, и этим обусловлены и её недостатки — некоторая субъективность и зачастую несколько поверхностный взгляд на Лядова.

Бурные годы революций, гражданской войны и последующие полтора десятилетия, потом Великая Отечественная война — за всем этим интерес к музыке А. К. Лядова как будто пропал. Но уже в 1945 году (ещё шли бои на фронтах войны — книга подписана в печать в январе) в свет выходит брошюра В.Васиной-Гроссман «А. К. Лядов». Книжечка не слишком объёмная — меньше 50 страниц, но сам факт появления отдельной книги о Лядове, её достаточно большой тираж (5000 экземпляров) и то, что книга вышла в серии «Классики русской музыки» — говорит о многом.

Через 9 лет — в 1954 г. — выходит первая монография об А. К. Лядове, написанная Натальей Владимировной Запорожец. Это уже был серьёзный труд на более чем двухстах страницах. Наталь

Следующая монография вышла уже в 1961 году — книгу подготовил выдающийся музыковед Михаил Кесаревич Михайлов. Дополненное издание этой же книги было выпущено в 1985 году (тиражом 20000 экз.) и по сей день считается основной «настольной» книгой тех, кто интересуется жизнью и творчеством Лядова.

И, наконец, пятая книга, посвящённая А. К. Лядову, вышла в 2009 году под названием «Непознанный А. К. Лядова». Но это уже не монография, а сборник статей разных авторов под редакцией Т. А. Зайцевой. Этот сборник интересен и разными подходами к изучению творчества композитора, и открытиями, и опубликованными письмами и отрывками из них. Так, в материале З. М. Гусейновой обнародованы письма А. К. Лядова к Н. И. Абрамычеву (многие — впервые). В статье Н. Л. Дунаевой исследуется история с написанием музыки к балету «Жар-птица», от которого якобы А. К. Лядов отказался (об этом мы поговорим в конце данного эссе, где попытаемся развеять некоторые мифы, связанные с А. К. Лядовым). В материале М. В. Михеевой анализируются интереснейшие документы, свидетельствующие о том, что С. В. Рахманинов на начальном этапе своей учёбы (ещё до переезда в Москву) входил в число учеников А. К. Лядова по сольфеджио и элементарной теории музыки.

Вот и вся «лядовиана»… Ещё, нужно отметить сборник «Композитор А. К. Лядов и Боровичский край», составленный Людмилой Владимировной Подобед (бывшая заведующая Музеем истории г. Боровичи) в 2005 г.). В сборнике есть весьма интересная и новая информация о Лядове, но это всё-таки не монография, а именно краеведческий сборник (на 110 страницах небольшого формата).

В 2014 году — к столетию со дня кончины А. К. Лядова — был выпущен серьёзный труд «Лядовы и Помазанские: музыкальная семья», подготовленный внучатым племянником А. К. Лядова — Анатолием Евгеньевичем Помазанским, посвятившим много лет исследованиями и поискам в архиве материалов о представителях династии Лядовых-Помазанских (дед А. Е. Помазанского — Иван Александрович Помазанский, арфист, композитор — был женат на старшей сестре А. К. Лядова — Валентине). В этой книге бОльшее внимание уделено другим Лядовым — в первую очередь, Константину Николаевичу, отцу А. К. Лядова, выдающемуся дирижёру, композитору, чьё творчество оказалось несколько в тени творчества его сына. Но есть и любопытные сведения об А. К. Лядове. В частности, уточнена дата рождения композитора — 30 апреля (12 мая по новому стилю). Книга издана небольшим тиражом, и с согласия автора выложена в сети интернет для того, чтобы с ней могли познакомиться все интересующиеся. Мы очень рекомендуем изучить эту книгу, скачать её можно по ссылке.

Новая «Книга о Лядове».

Как мы видим, литература о Лядове не так обширна. Этим обусловлено и то, что исследователей, занимающихся жизнью и творчеством композитора, и спустя век, прошедший после кончины А. К. Лядова, ждёт много открытий и откровений.

Важным дополнением к вышедшим книгам должна стать новая «Книга о Лядове», составленная на основе воспоминаний и критических работ Ольги Афанасьевны Корсакевич (урождённой Антиповой) — двоюродной сестры (причём «дважды двоюродной» — их родители были братьями и сёстрами) Анатолия Константиновича Лядова, знавшая его с самого детства, близкий друг на протяжении всей жизни.

«Книга о Лядове» была задумана Ольгой Афанасьевной в 1916 году, сразу после выхода книги «Ан. К. Лядов. Жизнь. Портрет. Творчество. Из писем». Как считала О. А. Корсакевич, изданной тогда книги было недостаточно для того, чтобы сохранить правдивый и близкий образ Анатолия Константиновича. Зная и видя недостатки только что опубликованной книги, Ольга Афанасьевна и задумала «Книгу о Лядове» — чтобы САМЫЕ БЛИЗКИЕ ему люди поделились воспоминаниями, оставили в памяти потомков образ Лядова. О. А. Корсакевич в одном из писем так сформулировала принципы создания новой «Книги о Лядове»: «Книга не должна быть своего рода летописью; самое главное — не в точных датах произведений и писем Лядова, а только в том, чтобы книга была написана ярко и талантливо, тепло и просто, чтобы Ан. К-ч предстал в ней настоящим, живым, тем, каким его знали и любили». Она обратилась к нескольким близким А. К. Лядову людям. К сожалению, откликнулись не все. Но сохранились очень трогательные воспоминания Валентины Беляевой (дочери Митрофана Беляева — мецената и друга Лядова), которые будут опубликованы впервые в приложении к «Книге о Лядове». Фрагмент воспоминаний Константина Антипова (двоюродный брат А. К. Лядова, талантливый композитор) также будет в книге.

О. А. Корсакевич пережила Анатолия Константиновича на 20 лет, посвятив их написанию воспоминаний и критических работ о творчестве любимого человека и композитора. Сердце в буквальном смысле слова сжимается, когда читаешь следующие строки из письма Ольги Афанасьевны к Б. В. Асафьеву: «Над этой работой я почти потеряла зрение. […] она была моей единственной радостью, вознаграждавшей меня за все физические и духовные лишения: с ней мне было легче переносить голод и холод, а, главное, одиночество, в смысле отсутствия самых дорогих близких, и неимения никакой возможности бывать „в музыке“…».

Свои рукописи О. А. Корсакевич в декабре 1934 года передала в Литературный музей (в надежде, что они будут изданы), но через две недели неожиданно умерла. Пророческими оказались её опасения, высказанные в одном из писем: «…Мне очень не хочется, чтобы этот мой литературный труд послужил только как материал для чужой статьи, или остался на хранении в музее»… Но именно так и произошло — её рукописи попали в архивы, и только иногда цитировались в статьях и монографиях.

Когда я был весной 2015 года на Фестивале им. А. К. Лядова в Боровичах (принимал участие в организации одного из концертов), в Музее истории г. Боровичи и Боровичского края (о нём пойдёт рассказ дальше) мне рассказали про тетрадку с рукописью Ольги Афанасьевны, озаглавленную «Личность Анатолия Константиновича Лядова». Ещё до того времени я, конечно, знал о других рукописях О. А. Корсакевич (хранящихся в Российском государственном архиве литературы и искусства — РГАЛИ), цитаты из которых приводились в статьях, книгах и диссертациях о Лядове. Но обнаруженная в Боровичском музее рукопись, которую я прочитал целиком, буквально заставила меня обратиться в РГАЛИ, изучить тексты находящихся там работ О. А. Корсакевич.

Поиск материалов, связанных с работами, также вёлся в других фондах РГАЛИ и Российской государственной библиотеки.

Полные тексты работ О. А. Корсакевич и найденные письма и документы и легли в основу книги. Книга включает в себя четыре работы О. А. Корсакевич. Первая — «Анатолий Константинович Лядов (по биографическим, фактическим и личным данным)»: самая большая работа, по сути — эссе, с рассуждениями, воспоминаниями, фрагментами стихов и писем А. К. Лядова (в т. ч., ранее не публиковавшимися). Вторая часть книги — «Толенька Лядов» — воспоминания о детских годах А. К. Лядова. Написанные очень живым языком (во многих эпизодах события представлены как бы глазами девочки), эти воспоминания рассказывают о доселе совершенно неизвестном нам периоде жизни композитора. Третья часть книги — работа «О критике творчества Лядова» с подзаголовком «Критические заметки к 20-летию со дня смерти». Четвертая часть книги представляет собой литературно-художественное творчество О. А. Корсакевич — рассказ «Елинька» (не переиздававшийся с 1903 года), вдохновленный пьесой А. К. Лядова «Колыбельная».

В «Книгу о Лядове» также включены приложения. Шесть из них состоят из архивных документов и писем, связанных с работой Ольги Афанасьевны над книгой, а также очень трогательные воспоминания Валентины Беляевой (дочери М. П. Беляева — мецената и друга Лядова), публикуемые впервые. В качестве отдельного приложения — материалы о пребывании А. К. Лядова в Боровичском крае и о «лядовских» местах вокруг г. Боровичей, основанные на воспоминаниях и исследованиях боровичского краеведа М. Е. Маркова, написанных в 1966 г. (хранятся в Боровичском музее и в такой полноте ранее не были представлены). В книгу также будут включены избранные стихотворения А. К. Лядова, публикуемые впервые. Книга иллюстрирована ранее не публиковавшимися фотографиями, связанными с А. К. Лядовым и его жизнью (из Музея истории г. Боровичи и Боровичского края).

Вдохновителем книги, который своими советами также очень помог при редактировании материалов (автор этих строк является одним из редакторов), стал А. Е. Помазанский, внучатый племянник композитора. Это потрясающий человек, при общении буквально заряжающей нас энергией. Ему в своё время довелось знать и общаться с Ольгой Афанасьевной, с сыновьями Лядова Михаилом и Владимиром, с внуками Лядова — Александром и Натальей. Анатолий Евгеньевич также написал специальное предисловие к «Книге о Лядове».

Работа над книгой сейчас находится в завершающей стадии.

Поддержать издание книги, сделать предварительный заказ можно на сайте.

При его жизни, большую поддержку Лядову оказал его близкий друг — русский меценат Митрофан Петрович Беляев. Для издания новой «Книги о Лядове» очень нужен «коллективный Беляев». Будем признательны всем за поддержку и помощь!

Музыка А. К. Лядова на CD.

Интерес к музыке того или иного композитора во многом определяется существующей дискографией (выпущенными CD). Если провести поиск на нескольких Интернет-сайтах, осуществляющих продажу дисков или где собрана информация о выпущенных дисках, то окажется, что творчество Лядова достаточно востребовано и исполнителями, и меломанами (коль скоро они диски покупают). Разные сайты дают разную информацию (это связано с доступностью тех или иных дисков), но можно сказать, что за последние два десятилетия выпущено чуть более 100 разных дисков со звукозаписями тех или иных произведений А. К. Лядова. В основном, на дисках представлено несколько симфонических миниатюр («Волшебное озеро», «Баба Яга», «Кикимора», иногда — «Восемь русских народных песен для оркестра»), определённый «набор» фортепианных произведений (разумеется — «Музыкальная табакерка», а также ещё несколько наиболее известных пьес). Согласно информации сайта, самыми популярными произведениями А. К. Лядова являются как раз «Музыкальная табакерка» (в фортепианной версии и переложении для ансамбля/оркестра) и «Волшебное озеро» — они доступны на 30 и 29 дисках соответственно. 3–4 место «делят» «Баба Яга» и «Кикимора», представленные на 18 дисках каждая. «Восемь русских народных песен для оркестра» занимают почётное пятое место и записаны в 6 вариантах. Из дисков, выпущенных в последние годы, отметим: запись «Волшебного озера», сделанную в Норвегии Эндрю Литтоном (Andrew Litton) — вместе со Второй Симфонией С. В. Рахманинова; «Бабу Ягу», «Кикимору» и «Волшебное озеро», записанные Туганом Сохиевым с Оркестром г. Тулузы,

Но, по большому счёту, значительная часть творчества Лядова остаётся до сих пор предметом интересов узкого круга меломанов. В лядовской дискографии едва ли наберётся больше дюжины монографических.

Симфоническому наследию в этом смысле повезло. Существует несколько антологий симфонической музыки — хотя нет ни одного полного (видимо, потому что всё симфоническое творчество Лядова на один CD не помещается, а для двойного CD этого слишком мало). Выдающийся дирижёр Е. Ф. Светланов в своё время записал много лядовской музыки, эти записи периодически переиздаются (например, «Фирма Мелодия» выпустила CD в 2012 году). Почти все (но не все!) сочинения для оркестра записал замечательный дирижёр Иван Шпиллер (кстати, звукорежиссером был П. К. Кондрашин), эти записи переиздавались не так давно. Почти полное собрание симфонической музыки подготовил выдающийся современный дирижер Василий Серафимович Синайский с оркестром BBC Philharmonic — записи выпустила английская компания Chandos в 2001 году. Также в 2001 вышел монографический диск с оркестровой музыкой Лядова, записанный дирижёром Стивеном Гунценхаузером (Stephen Gunzenhauser).

Лядов почти не писал камерной музыки, не считая сочинений, созданных для знаменитых «беляевских пятниц». Записи этой музыки, по счастью, доступны.

А вот вокальная музыка Лядова, оригинальная хоровая музыка и переложения и гармонизации народных песен на CD почти не представлены. Лишь малая доля этой части творческого наследия композитора известна меломанам. Вероятно, это связано с тем, что для зарубежной аудитории (а диски, в основном, издаются на Западе), не понимающей русского языка, подобный жанр не столь интересен. Для отечественных же исполнителей и звукозаписывающих компаний — здесь широкое поле деятельности не на один год, так как в указанных жанрах А. К. Лядовым создано очень много.

Полное собрание записей фортепианной музыки А. К. Лядова.

Фортепианная музыка до недавнего времени была представлена либо отдельными пьесами среди музыки других композиторов, либо отдельными сборникам лядовской музыки (на одном CD), записанными такими пианистами, как Моника Дафил (Monique Duphil), Стивен Кумбс (Stephen Coombs), Йоко Кикучи (Yoko Kikuchi), Ирина Порошина. Но значительная часть «айсберга» под названием «Фортепианная музыка Анатолия Лядова» оставалась скрытой для большей части публики (да и музыкантов тоже).

Поэтому когда организации, которая была тогда создана и которой я стал руководить («Общество Бориса Чайковского»), пианистка Ольга Соловьёва (она готовила по нашему заказу несколько сочинений Б. А. Чайковского к записи) предложила подготовить и записать полное собрание лядовских пьес для фортепиано, то, конечно, эта идея была встречена с большим интересом и энтузиазмом.

Вот что сама Ольга рассказала Галине Тюриной в недавнем интервью для «Музыкального журнала»: «Идею записать „всего Лядова“ подсказал композитор Пётр Климов, который в 2004 году обратил внимание на то, что немногие пьесы Анатолия Константиновича получили известность, на пластинках и CD выходили лишь отдельные подборки. Начав готовить пьесы Лядова к исполнению и записи, я убедилась в том, что это удивительный композитор. Его произведения (каждое — шедевр!) душевны и поэтичны, сделаны с особой тщательностью. Их можно сравнить с ювелирными изделиями ручной работы. В ранних опусах чувствуется влияние Шумана и Шопена, но и там типично „лядовские“ черты заметны. Фортепианное творчество Лядова имеет важнейшее значение для русской музыки, для мирового искусства».

В 2004 году Ольга Соловьёва взялась за работу, первые сессии звукозаписей, организованные нашим Обществом, прошли в 2005 году, потом — в 2008 году, и первый том «Полного собрания» был выпущен в Англии, на лейбле Toccata Classics в начале 2010 года. Это было анонсировано как «первое в мире полное собрание фортепианной музыки А. К. Лядова».

Но тут произошла интересная история. Узнав о готовящемся выходе 1-го тома «Полного собрания» (анонс выхода диска появился за несколько месяцев до издания), итальянский пианист Марко Рапетти поспешил в студию звукозаписи, и в течение одного года (в январе и в декабре 2010 года, всего 8 дней записи) записал 5 дисков лядовской музыки, включая трехручные и четырехручные пьесы (в основном, это пьесы, написанные для «беляевских пятниц», в т. ч., для коллективных произведений). Набор из пяти дисков записей Рапетти вышел в конце лета 2011 года. В это же время готовился к изданию 2-й том в исполнении Ольги Соловьёвой, и английский издатель — узнав о выходе набора Рапетти — отказался продолжить выпуск серии. Но тут на помощь пришёл замечательный человек и прекрасный музыкант Юрий Серов (пианист, дирижёр), директор С.-Петербургского лейбла «Северные Цветы» (Northern Flowers). Двойной диск (тома 1 и 2) были выпущены в 2012 году. И совсем недавно — в июне 2016 года — заключительные части «Полного собрания» (тома 3 и 4) вышли в виде набора из двух дисков, также на «Северных Цветах».

Причём Ольге Соловьёвой удалось найти и записать несколько пьес, выпавших из поля зрения Рапетти. Это два сборника канонов (которые, несмотря на то, что написаны для учебных целей, всё же представляют немалый художественный интерес), несколько небольших пьес, напечатанных в периодических изданиях после кончины Лядова, а также в 1990-е годы. Кроме того, Ольга записала несколько неопубликованных набросков, хранящихся в архивах (за помощь и содействие мы очень благодарны аспирантке С.Петербургской консерватории Анне Казуниной).

Таким образом: антология, записанная О.Соловьёвой, является самым полным на сегодняшний день собранием произведений, написанных А. К. Лядовым для исполнения одним пианистом.

Немаловажным является то, что Ольга — прямой продолжатель традиций русской фортепианной школы: она окончила РАМ им. Гнесиных и Ассистентуру-стажировку, где её педагогом был профессор Леонид Блок, ученик Александра Гольденвейзера (а Гольденвейзер учился у Александра Зилоти, младшего друга Лядова, популяризатора его музыки). Особо отметим, что в период работы Ольга побывала в местах, связанных с А. К. Лядовым — в городе С.-Петербург, в Боровичском крае. Тщательность и ювелирностью отделки при подготовке и записи пьес вполне соответствует тому, как создавал свои шедевры сам композитор, что отметили многое рецензенты и специалисты, сравнивавшие записи М.Рапетти и О.Соловьёвой. Например, вот что написал в рецензии для журнала «American Record Guide» на двойной диск с томами 1–2 О.Соловьёвой американский обозреватель (и сам прекрасный пианист) Дж. Харрингтон (James Harrington): «Сравнивая записи, я нашёл значительный русский „колорит“ в игре Соловьевой, который очень сильно воздействует. Исполнение Соловьёвой более захватывающее. Самая известная фортепианная пьеса Лядова, „Музыкальная табакерка“, подаётся с соответствующим обаянием. „Колыбельная“ представлена в совершенно шикарном исполнении. […] Так много действительно хороших пьес, что каждый задается вопросом: почему они почти неизвестны? К счастью есть такие записи, как эти, благодаря которым можно изучить музыку Лядова и узнать её гораздо лучше».

Фестиваль искусств имени А. К. Лядова и конкурс «Музыкальная табакерка» в Боровичах

Популярность композитора определяется и количеством посвящённых ему фестивалей. Здесь имя А. К. Лядова вряд ли может затмить имена многих его предшественников, современников и композиторов 20 века. Помимо всего прочего, причиной может являться и то, что вся жизнь Лядова оказалась разделена между С.-Петербургом (осенью, зимой и весной) и Боровичским краем (летом) — небольшим городком Боровичи Новгородской губернии и местами вокруг него.

Имя Лядова в Боровичах чтут, хранят о нём память вне зависимости от юбилеев. С Боровичским краем была связана большая часть жизни композитора. Именно здесь, в Полыновке, было написано большинство лядовских сочинений. И здесь же 28 августа 1914 г. прервалась земная жизнь выдающегося композитора…

Увы, усадебный дом в Полыновке не сохранился. Город Боровичи и его окрестности за 100 лет сильно изменились. И если внешние изменения неизбежны, то музыка, вышедшая из-под пера Лядова, живёт в Боровичах всегда. Она открывает красоты новым поколениям юных боровичан в прекрасной Детской школе искусств им. А. К. Лядова, руководимой Сергеем Викторовичем Тихоновым; она привлекает слушателей на Фестиваль искусств имени Лядова.

Важнейшим событием 27-го Фестиваля искусств имени А. К. Лядова года стал концерт 4 мая 2016 г. — выдающийся виолончелист, Народный Артист России Александр Рудин вместе с Ольгой Соловьёвой исполнил программу из сочинений для виолончели и фортепиано К. Н. Лядова (отца композитора), А. К. Лядова (переложения двух его пьес), а также С. В. Рахманинова и Н. Я. Мясковского.

Также в рамках Фестиваля искусств, 11 мая 2016 г. (ко дню рождения А. К. Лядова) состоялся интересный литературно-музыкальный вечер с участием Ольги Соловьёвой, которая на отреставрированном пианино «Мюльбах», когда-то находившемся в усадьбе Полыновка, исполнила небольшую программу из лядовских миниатюр.

На вечере также были прочитаны стихотворения Лядова, воспоминания о нём. Состоялся «телемост» по скайпу, в котором принял участие А. Е. Помазанский, внучатый племянник А. К. Лядова.

Всё это проходило в Музее истории г. Боровичи и Боровичского края (филиал Новгородского Государственного Музея-заповедника), которым с любовью руководит замечательный человек — Ирина Анатольевна Столбова. Боровичский музей можно считать уникальным «Лядовским Центром», где удалось собрать много материалов, связанных с композитором и его жизнью в Боровичском крае, включая фотографии из семьи Лядова, детские письма и рисунки сыновей композитора — Миши и Володи. Есть материалы двоюродной сестры композитора О. А. Корсакевич (составленный ею самодельный сборник стихотворений Лядова, её рукописная работа «Личность А. К. Лядова», которая использована при составлении упомянутой «Книги о Лядове»), около 40 живописных работ Михаила Лядова. В зале музея находится фаянсовое блюдо с инициалами «М.Т." (М.Толкачевой, тёщи композитора), шкатулка для писем, принадлежавшая жене Лядова.

Коллекция музея постоянно пополняется, и автору этих строк посчастливилось внести в это свой вклад. В прошлом году мне удалось выкупить у петербургского коллекционера и передать в Боровичский музей архив потомков А. К. Лядова, среди материалов которого — два автопортрета Михаила Лядова и акварельный портрет А. К. Лядова его работы, фотографии и документы из семьи А. К. Лядова и его потомков, письма Владимира Лядова, фронтовые письма внука композитора — Александра Владимировича Лядова (умер от ран в Германии, за месяц до конца войны; оба сына композитора не пережили блокаду Ленинграда). Некоторые фотографии из этой коллекции будут использованы в упомянутой «Книге о Лядове». В этом году переданная Музею коллекция была поставлена на учёт и описана, и 11 мая на литературно-музыкальном вечере в честь А. К. Лядова состоялось презентация этой коллекции, при большом стечении публики и при внимании местного телевидения (сюжет был показан телеканалом «Мста»).

Начиная с 2009 г., составной частью Фестиваля искусств имени А. К. Лядова стал детский конкурс «Музыкальная табакерка», на котором, естественно, исполняется и музыка Лядова. В прошлом году мне довелось побывать на заключительном гала-концерте конкурса, и я должен отметить очень высокий уровень исполнительского мастерства.

В 2016-м году (13–14 мая) состоялся уже VII Открытый конкурс юных исполнителей «Музыкальная табакерка», в котором приняло участие 65 юных музыкантов из Великого Новгорода и Новгородской области, Тверской области, Московской области, С.-Петербурга и Калининграда. Рекорд прошлого года — 110 участников — превзойти не удалось, но зато впервые в конкурсе были представлены такие номинации (кроме обычной номинации «фортепиано»), как «клавесин» и «ансамбль с участием клавесина» (дело в том, что в прошлом году ДШИ им. А. К. Лядова при помощи спонсоров приобрела клавесин; этот редкий в наше время инструмент имеется далеко не в каждом городе, и то, что боровичане могут его слушать, а юные исполнители — учиться на нём играть, очень радует). Выступления оценивало жюри, во главе с бессменным председателем — профессором Санкт-Петербургской консерватории Игорем Викторовичем Лебедевым.

Гран-При конкурса получила Злата Давыдова, ученица 7-го класса Детской музыкальной школы имени П. И. Чайковского (г. Великий Новгород).

Любопытно, что в 2010-м году Злата получила на этом конкурсе приз «Надежда», а в 2012-м году стала Лауреатом Первой степени.

Мероприятия в честь А. К. Лядова в С.Петербурге.

А что же С.-Петербург — родина Лядова и город, в котором он прожил всю жизнь? Из Москвы мы можем судить о музыкальной жизни Петербурга, в основном, по публикациям в прессе и интернете. Нельзя сказать, что имя Анатолия Константиновича забыто земляками. Ко дням его юбилеев при участии консерватории и филармонии (и при личном энтузиазме Татьяны Андреевны Зайцевой, Юлии Анатольевны Минкиной и некоторых других замечательных людей) организуются концерты, «музыкальные собрания». Но о проведении каких-то «масштабных» мероприятий или регулярных фестивалей нам неизвестно (а ведь в 2014 году было столетие со дня кончины композитора, в 2015 году — 160-летие со дня рождения). Вероятно, причина этого в том, что с Петербургом связано очень много имён композиторов, и до музыки Лядова — этого «тихого, ровного света» — просто руки (или деньги?) не доходят…

Московский открытый Фестиваль имени А. К. Лядова.

И хотя бывшая столица Российской Империи не удостоила имени Лядова ни одного проводимого регулярно фестиваля (кстати, и школы имени Лядова в его родном городе нет), в первой столице (и нынешней столице России) — в Москве, раз в три года проводится Московский открытый Фестиваль имени А. К. Лядова. Фестиваль пользуется большим интересом в Москве, привлекает много участников. Заключительный концерты традиционно проходят очень торжественно, в лучших залах Москвы. Закрытие 8-го Фестиваля имени А. К. Лядова проходило в Концертном Зале Центра Павла Слободкина. В 2015 году состоялся 9-й Фестиваль, собравший почти 200 участников разных возрастных категорий (не считая хоровых коллективов, которые всегда украшают этот фестиваль и придают ему дополнительную значимость). Заключительный концерт состоялся в Концертном Зале ДМШ им. Бетховена. Мне довелось в качестве гостя посетить этот концерте, и мне запомнилась замечательная праздничная атмосфера, прекрасные выступления победителей и призёров Фестиваля. Особенностью фестиваля является то, что в нём могут принять участие лишь пианисты, которые учатся в детских хоровых школах и хоровых отделениях ДМШ и ДШИ.

О детских школах имени А. К. Лядова

И Боровичский, и Московский лядовские Фестивали проходят при участии (а в Москве — и на базе) детских школ имени А. К. Лядова.

Старейшая из них — «Детская музыкальная школа имени А. К. Лядова» в Москве — была открыта в 1932, носила название «Детская музыкальная школа № 15 Краснопресненского района», а в 1993 году ей было присвоено имя Анатолия Константиновича Лядова. С 2009 года директором школы является Лариса Григорьевна Савенкова. В школе чтут память А. К. Лядова, там есть музей, в котором собраны фотографии, факсимиле рукописей композитора, а также репродукции его рисунков. Об этой школе, чей 85-юбилей будут отмечаться в следующем году, «Музыкальный журнал» опубликовал большую статью и интервью (см. № 3, 2016 г.).

В Боровичах детская музыкальная школа была открыта в 1944 году — ещё шла Великая Отечественная война. В 1999 году школе был присвоен статус Школы искусств и имя Лядова. Несколько лет назад школа получила новый рояль для своего концертного зала, что позволяет ученикам с юных лет заниматься и слушать звучание хорошего инструмента. В школе работают опытные педагоги. Благодаря всему этому, ДШИ им. А. К. Лядова является настоящим культурным центром в городе.

Третья российская школа имени Лядова находится в г. Шахтёрске — за несколько тысяч километров от первых двух. Это детская школа искусств им. А. К. Лядова Углегорского района Сахалинской области, открытая в 1968 г. как музыкальная школа, и переименованная в школу искусств в 1987 году.

Вот, пожалуй, и всё. Информации по другим школам имени А. К. Лядова в открытых и доступных интернет-источниках обнаружить не удалось. Есть упоминания о детской музыкальной школе им. А. К. Лядова в г. Ярославле, но ни сайта школы, ни какой-либо дополнительной информации мы не нашли…

Народный музей А. С. Аренского, А. К. Лядова и С. В. Рахманинова.

Из моих впечатлений, связанных с лядовской темой, одно из самых ярких и сильных — посещение Народного музея А. С. Аренского, А. К. Лядова и С. В. Рахманинова при Новгородском областном колледже искусств им. С. В. Рахманинова (г. Великий Новгород) и знакомство с его основателем и заведующим — Валерием Васильевичем Демидовым (композитор, заслуженный работник культуры России), который провёл для меня и моих коллег экскурсию по Музею и рассказал много интересного о представленных экспонатах, а также о своих исследованиях (Валерий Васильевич является очень уважаемым рахманиноведом, автором многочисленных публикаций и открытий; в настоящее время готовит к изданию уникальную книгу о Рахманинове).

Этот поистине уникальный Музей был открыт в 1989 году. В нём собраны личные вещи, письма, нотные издания и книги, принадлежавшие А. К. Лядову; автографы деятелей русской культуры, картины сыновей Лядова. Из личных вещей А. К. Лядова — дирижёрская палочка, стол, ломберный столик (за ним Лядов работал над своими сочинениями), чернильный прибор, пепельница, этажерка, стул, фигурка Бабы-Яги из папье-маше. На стенах — подлинные фотопортреты и портреты. Все экспонаты в Музей были переданы родственниками композитора — его внучкой Натальей Владимировной, вдовой старшего сына О. И. Пригоровской и внучатым племянником А. К. Помазанским. Лядовская часть экспозиции Музея, безусловно, самая ценная.

За более подробной информации о Музее мы адресуем читателей к статье Валерия Васильевича, написанной для сборника «Непознанный А. К. Лядов», о котором мы говорили в начале нашего эссе.

О мифах, связанных с А. К. Лядовым.

Возможно, некоторое невнимание к личности А. К. Лядова со стороны музыкантов и любителей музыки связано со сложившимся в сознании многих людей образе Анатолия Константиновича. Пожалуй, трудно назвать другого композитора, чей расхожий образ так разительно отличался бы от истинного облика. Чего только про Лядова не говорили и не писали! О его лени (встречаются эпитеты «самый ленивый классик русской музыки» и «Обломов в музыке»). О медлительности его работы. О его вальяжности. О его нелюбви к преподаванию. О его нетерпении к новой музыке. И т. д., и т. п.….. Пусть иногда взятые в кавычки, подобные эпитеты совершенно не соответствует действительности, а отражают мифы, сложившиеся ещё при жизни композитора и сразу после его смерти, и впоследствии тиражируемые за рубежом и в России. Что говорить, если даже телеканал «Культура» несколько лет назад показал весьма субъективный сюжет, в котором были перечислены все эти расхожие домыслы и мифы.

Почему же эти мифы появились? Прежде всего — потому что современникам Лядова казалось, что в количественном отношении он создал не очень много. Во-вторых, Лядов вёл достаточно замкнутый образ жизни, и сам никогда не опровергал никаких домыслов. А современники, не понимая ни жизни Лядова, ни процесса его творчества, по своим субъективным соображениями анализировали лишь то, что лежало на поверхности.

Но постепенно мнение о Лядове меняется. И, кажется, даже на Западе уже поняли, что «лень Лядова» — это миф. Можем отослать к известному немецкому издательству Musikproduktion Jürgen Höflich, которое в последние годы выпустило все (!) партитуры А. К. Лядова, в аннотациях к которым чётко сказано, что несмотря на бытующее мнение о «лени Лядова», количество созданного им это не подтверждает.

И действительно, Лядовым написано 67 нумерованных опусов (в большинстве из них — по несколько пьес) и около двух десятков ненумерованных. Он участвовал в создании двух десятков коллективных сочинений, сделал гармонизации и обработки почти 200 (!) русских народных песен (пожалуй, больше, чем кто-нибудь из его современников!), оркестровал сочинения других композиторов (Р.Шуман, М.Мусоргский, П.Чайковский, А.Рубинштейн, Ц.Кюи). И это всё при том, что он более 30 лет преподавал (практически ежедневно!) в Консерватории (много лет и в Придворной певческой капелле), а также занимался дирижёрской деятельностью (хотя и слишком много). Да и умер Анатолий Константинович вовсе не в преклонном возрасте (не дожил и до 60 лет).

Другое дело, что сочинений крупной формы (за исключением нескольких циклов вариаций) у Лядова нет. Но и Шопен не писал симфоний и опер — и никто при этом не усомнился в величии шопеновского гения, не присваивал ему негативных эпитетов.

А чтобы понять, почему Лядов сам ограничил своё творчество формами миниатюры, нужно прочитать и осознать те слова, которые он высказал в письмах к близким людям: «Мой идеал: найти в искусстве неземное»; «Таков уж „карактер“: так сделать, чтобы каждый такт радовал». Кстати, настоящие друзья Лядова знали о таком его отношении. Так, Митрофан Беляев писал ему: «Дорогой и лучший из моих друзей Толя! Я высоко ценю тебя за твои идеальные взгляды на искусство». Конечно, при таком отношении Лядова к музыке и к процессу сочинения, требовавшему много времени на создание законченного произведения, количество созданного композитором, возможно, не столь велико, как у некоторых других композиторов. Но внимательно изучая музыку Лядова, понимаешь, с какой тщательностью, точностью и вниманием к каждой детали и каждой ноте они созданы.

Что касается якобы необязательности и медлительности А. К. Лядова, то это — такие же мифы, которые опровергается многими реальными фактами. Например, хор для Кантаты памяти М.Антокольского был написал А. К. Лядовым к намеченной дате, в предельно короткие сроки.

Здесь уместно будет развеять миф и домыслы, связанные с конкретной историей создания балет «Жар-птица». Согласно растиражированной версии, Сергей Дягилев передал заказ на написание музыки к балету «Жар-птица» И. Ф. Стравинскому после того, как Лядов задержал выполнение заказа (якобы из-за лени и/или медленной работы). Из-за большой распространённости этой версии (первоначальным её создателем был сам С.Дягилев) мне приходилось читать — правда, в основном, в западных источниках — о том, что Лядов знаменит именно «ненаписанной музыкой» больше, чем написанной… Эта распространённая версия была подвергнута тщательнейшему исследованию Н. Л. Дунаевой в статье ««Лядовский эпизод» в истории создания балета «Жар-птица» (опубликована в упомянутом выше сборнике «Непознанный А. К. Лядов», 2009). Вывод Наталии Лазаревны заключается в следующем: вероятнее всего, Дягилев поручил работу над балетом одновременно двум композиторам, но, руководствуясь своими соображениями, отдал предпочтение Стравинскому за несколько месяцев (!) до назначенного Лядову срока окончания работы, и ни темп работы Лядова, ни его отказ не могли быть причиной того, что Дягилев отдал заказ Стравинскому. Н. В. Дунаева высказывает своё мнение о том, почему окончательный выбор Дягилевым был сделан в пользу Стравинского, приводя слова самого Дягилева, сказанные В. Б. Асафьеву: «Балет мне нужен, русский сказочный балет, но, понимаете, для французов, для Парижа» — этому требованию в большей степени соответствовал характер музыки Стравинского. И действительно, музыка, которую сочинял Лядов, была музыкой о России и для России…

По поводу «нелюбви» Лядова к преподаванию показательны воспоминания известного дирижёра А. М. Пазовского, занимавшегося в классе А. К. Лядова, о том, что, действительно, Анатолий Константинович органически не выносил студентов, отно-сившихся к занятиям с ленцой; но с теми, кто хотел учиться и показывал рвение и успехи, занимался с удовольствием (за подробностями отсылаем к работе самого Пазовского «Записки дирижера». — М.: Музыка, 1966; и к статье Констатина Шимарева, опубликованной в журнале «Историческая и социально-образовательная мысль». Toм 7 № 5 часть 2, 2015).

Что касается упрёков в адрес А. К. Лядова в том, что он был противников всего нового, то одним из опровержений этого могут стать весьма красноречивые слова самого композитора (из писем): «Ах, как надоело старое и серое искусство…».

Кстати, этот и многие другие мифы опровергает и Ольга Афанасьевна Корсакевич в своих эссе и критических работах, которые будут опубликованы в новой «Книге о Лядове».

Заключение.

Как вы могли убедиться, прочитав весь материал, при изучении жизни и музыки А. К. Лядова всегда есть место открытиям и новым впечатлениям. И действительно, творчество и личность А. К. Лядова пользуются заслуженной любовью; его свежая и светлая музыка звучит, музыканты и слушатели черпают силы для творчества и для жизни из этого источника вечной красоты.

Но в наше стремительное время — не только меломанам и музыкантам, а всем людям — неплохо было бы напоминать о том, что такие источники в России и русском искусстве были, есть и будут.

Но до сих пор не установлена мемориальная доска на доме № 52 по ул. Марата (бывш. Б.Николаевская) в С.Петербурге, где А. К. Лядов прожил больше 30 лет (кстати, и соседний дом № 50, где жил Митрофан Петрович Беляев, так много сделавший для русской культуры, тоже не отмечен). Как рассказала Юлия Анатольевна Минкина, она в 2011 году после проведённого ею концерта в Малом Зале Петербургской консерватории собрала подписи сотни слушателей под письмом в управление культуры. Ответ чиновников был прост -«ищите спонсоров»…

…В Боровичском крае, с которым связана почти вся жизнь композитора и где прервалась его жизнь, до сих пор нет музея А. К. Лядова. Как мы уже сказали, своеобразным «Лядовским Центром» является Музее истории г. Боровичей и Боровичского края. Но этого всё же недостаточно. Будучи в Боровичах и окрестностях города, нельзя не почувствовать, что эти места помнят Лядова, что именно здесь сочинена значительная часть его шедевров. Поэтому остаётся верить и делать все, что в наших силах, чтобы когда-нибудь сбылась мечта ценителей творчества Лядова, и в Боровичском крае появился бы мемориальный музей композитора или даже музей-заповедник.

И тогда следующие строки из письма Лядова станут для всех нас ещё более актуальными: «Протягиваю Вам дружескую руку и надеюсь, что наша встреча будет самая тёплая и хорошая. Мой адрес: город Боровичи Новгородской губернии, усадьба „Полыновка“ — А. К. Лядову».

Статья с изменениями опубликована на сайте «Музыкального журнала».

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору