«Длинное дыхание Бориса Кудрявцева»

Добавлено 19 января 2020 Salist

Александр Гладков (баритон, вокал)

Музыкальный журнал январь/февраль 2019
Материал подготовила Светлана ПотемкинаБорис Кудрявцев Народный артист РоссииВ январе 2019 года на сцене театра «Золотое кольцо» состоялся юбилейный вечер народного артиста России, профессора Бориса Николаевича Кудрявцева.

Художественный руководитель мастерской вокального искусства Института изящных искусств МПГУ принимал поздравления с 70-летием в формате классного концерта с тем лишь исключением, что практически целое отделение сам не покидал сцены, исполняя и Тост Орловского, и арию мистера Икс, и разнообразный концертный репертуар, требующий недюжинного эмоционального запаса и выносливости.

«Способность сохранить голос в такой великолепной форме свидетельствует о том, что он настоящий профессионал своего дела, поэтому неудивительно, что в его класс хотят попасть все, — рассказывает коллега по кафедре, педагог Татьяна Сорокина. — Причем он преподает классический вокал не только юношам, но и девушкам, умея найти подход к мужским и женским голосам самой разной тесситуры. Он знает не только технические приёмы, но и психологию и по-настоящему нянчится со своими учениками. Общаться с ним удовольствие и практически все его выпускники поддерживают с ним отношения и после окончания института».

В подтверждение этих слов поздравить педагога приехали солисты Большого театра, Новой оперы, Геликон-оперы, Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, а также Москонцерта. Александр Гладков, Цзян Шанжун, Сергей Николаев, Дмитрий Зуев, Сергей Артамонов, Антон Зараев, Чингиз Аюшеев, Григорий Соловьёв давно получили признание на международных вокальных состязаниях как обладатели прекрасной школы.Борис Кудрявцев Народный артист России Александр Гладков«Учиться в консерватории у Бориса Николаевича Кудрявцева было для меня настоящим счастьем. — говорит солист Москонцерта, лауреат международных конкурсов Александр Гладков. — Он вкладывал в занятия все душу и любовь, всю теплоту и мастерство, по-отцовски любя каждого из своих учеников. Урок мог длиться гораздо дольше отведённого для него времени, так как Борис Николаевич никогда не отпускал студента, пока тот не выполнит поставленной перед ним творческой задачи. Он воспитал в нас те качества, которыми обладает сам: мужество, честность, целеустремлённость и неиссякаемую любовь к нашему делу. Сейчас, в полной мере овладев профессией, я горжусь тем, что учился в классе у Бориса Кудрявцева. Те приемы академического пения, которым он научил меня, я использую в своей работе ежедневно. И каждый раз, вновь и вновь выходя на сцену, вспоминаю любимого маэстро с особой теплотой и благодарностью в сердце».Александр Гладков, Борис Кудрявцев, Григорий Соловьев.Солист театра Геликон-опера Григорий Соловьев рассказывает о том, как «после уроков в консерватории Борис Николаевич вместе с нами, студентами, шёл в тренажёрный зал консерваторского общежития. В свои „за 50“ он лихо отжимался между двух стульев. Затем мы все вместе жали штангу от груди. Бывало, что сначала мы занимались спортом, а потом Борис Николаевич нас распевал. Так он вырабатывал в нас физическую выносливость — ведь многие оперы, помимо тяжёлых вокальных партий, предполагают ещё и долговременное нахождение на сцене и зачастую выполнение не самых простых сценических задач. Всё это требует хорошей физической формы. И в этом отношении Борис Николаевич до сих пор является для нас, более молодых, живым примером, вдохновляя не отставать».

В насыщенной биографии Б. Н. Кудрявцева есть немало фактов, которые способны вдохновлять.

На четвертом курсе консерватории Бориса Кудрявцева среди десятерых счастливчиков приняли в стажерскую группу Большого театра. Несколько лет спустя, когда были завершены и консерватория, и стажировка, он выдержал конкурс в труппу: «Мне повезло, что Покровский в это время ставил „Юлия Цезаря“ на молодых исполнителей. Я спел заглавную партию, и меня перевели в солисты Большого театра». В студенческие годы, услышав в Большом «Кармен» с Г. Вишневской и В. Атлантовым, он был настолько потрясен, что решил «завязывать с этим делом». Прошло несколько лет, и Кудрявцев спел в «Кармен» с Атлантовым…

Рассказывая сегодня об этом гениальном певце, чей голос по красоте, мощи и силе намного превосходил итальянские голоса, но уступал им в популярности, Борис Николаевич обращает внимание своих студентов на то, что хорошо петь недостаточно, артисту необходимо быть менеджером самому себе.

В последние десятилетия XX века к Борису Николаевичу пришла известность не только как замечательному певцу, солисту филармонии и Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, но и выдающемуся педагог. «За студента волнуешься, а он по разным причинам может и не показать на экзамене результата. На это нельзя повлиять, поэтому лучше отвечать самому за себя», — так думал Б. Н. Кудрявцев, начиная педагогическую карьеру, но вскоре изменил к ней отношение: «Чтобы на сцене показать хотя бы 80 процентов из того, что сделано, нужно, чтобы в классе все было готово на 120. Мой педагог, Г. И. Тиц, говорил: не надо заниматься „звукоиздувательством“. Очень важно спеть произведение от начала до конца, почувствовать его настрой и только потом работать над отдельными тактами. Студент должен почувствовать, что он может добежать дистанцию, даже если оступится по дороге. Но если голос ничего не несет, „звукоиздувателства“ хватит на 2 минуты, а потом слушателю станет скучно».

Наблюдая за развитием вокального искусства в составе жюри многих конкурсов, Борис Николаевич пришёл к выводу: «В настоящее время самое редкое — это голосовая индивидуальность. Почему многие выдающиеся певцы становились великими не имея прекрасных вокальных данных? Лисициан, Лемешев, Дель Монако, Марио Ланца — их тембр можно узнать из сотни тысячи голосов. У них природная голосовая неординарность. Не потому, что они могут перекричать всех. Раньше во время прослушивания в Большой театр Архипова могла сказать, невзирая на диапазон: „Спасибо, у вас тембр не для Большого театра“. Сейчас такое случается редко и меньше это стали ценить».Борис Кудрявцев РобертК сожалению, не сохранилось записей спектаклей с участием Б. Н. Кудрявцева, составить представление о его артистических триумфах позволяют свидетельства коллег и среди них рассказ дирижера Сергея Антоновича Кузякина:

«С Борисом Кудрявцевым мы познакомились в 1990 году, когда я организовал в Москве молодежный оперный театр-студию, — рассказывает дирижер Сергей Кузякин, — позднее мы вместе работали в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. У Бориса Кудрявцева было великолепно разработанное, длинное дыхание, то есть на всем огромном диапазоне его благородный баритон звучал ровно, выражая мельчайшие эмоциональные оттенки, необходимые для создания образа. Эта школа позволяла ему без малейших затруднений брать и ля бемоль. Сдержанный и немногословный, Б. Кудрявцев мог произвести на режиссеров впечатление человека холодноватого, но это было обманчиво. Однажды во время его исполнения арии Роберта в „Иоланте“ зал пришел в такое неистовство, что не давал нам продолжить спектакль, и пришлось даже повторить арию на бис. Это был неслыханный случай, и мы получили выговор от А.Тителя. Я очень люблю Бориса Кудрявцева и не раз наблюдал, с каким достоинством он держится, как во всех эмоциональных проявлениях выражается цельность его натуры. Благородство его голоса — это одновременно и благородство его характера».

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2020 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору