Ржевские новости от 26.04.22. «Надо читать Пушкина и слушать Баха»

Добавлено 27 апреля 2022 Александр Цветков

Александр Цветков (орган, фортепиано)

Гость второй страницы — Александр Станиславович ЦВЕТКОВ, кандидат физико-математических наук, доцент кафедры астрономии математико-механического факультета СПбГУ:

«НАДО ЧИТАТЬ ПУШКИНА И СЛУШАТЬ БАХА»

— Александр Станиславович, Ваша землячка, психолингвист Татьяна Черниговская говорит об особо сложных нейронных связях в мозгу у танцоров и музыкантов. Что уж говорить о нейронных связях кандидата наук и одновременно органиста…

— У многих выдающихся личностей, в том числе и в кругу моих знакомых, такие связи есть. В порядке вещей, когда в человеке сочетаются разные специальности: астрономия и музыка, медицина и музыка.

— Вы окончили музыкальную школу по классу виолончели, своей специальностью выбрали науку, играете на органе…

— Хотел учиться игре на фортепиано, но из-за большого конкурса на это отделение не попал, пошел на струнные, поэтому и виолончель. Любовь к музыке у меня от родителей. Когда-то в далеком детстве отец подарил мне пластинку польской органной музыки XVI—XVII вв. еков, 40 лет я искал ноты этих произведений. Авторы большинства неизвестны, поэтому, даже если они есть в интернете, найти их трудно. Вдруг однажды получаю письмо из города Шахты от врача скорой помощи, кандидата медицинских наук, кардиолога, который 12 лет преподает орган в музыкальной школе. В письме то, что я искал! Мне повезло сыграть все эти произведения на юбилейном концерте, посвященном 1100-летию крещения Польши в костёле Святого Станислава в Петербурге.

Другой мой знакомый — врач-паразитолог, доктор медицинских наук, занимается реставрацией органов. Он восстановил орган в Печорах. В прямом смысле слова вытряхнул из органных труб сухих летучих мышей, птиц и вернул инструмент в рабочее состояние. Музыкантов много и среди астрономов. Мой замечательный учитель — профессор Вениамин Витязев, директор Астрономического института СПбГУ — прекрасно разбирался в музыке, великолепно играл и даже записал 32 сонаты Бетховена.

— Интересно, среди ученых много музыкантов, а есть ли обратные примеры?

— Да, конечно. Например, Уильям Гершель (английский астроном, оптик и композитор немецкого происхождения) по основной специальности был музыкантом, композитором, написал более двух десятков симфоний, множество органных произведений. А стал известен как астроном и оптик. Он открыл планету Уран, понял, что наша галактика образует достаточно плоскую систему, оценил ее примерные масштабы (тысячи световых лет), изготавливал лучшие в мире телескопы и делал это столь профессионально, что даже продавал их.

— Когда Вы начали учиться игре на органе?

— Десять лет назад сел за электронный инструмент. Занимался самостоятельно, целенаправленно, благо необходимая информация сейчас в широком доступе.

— Во взрослом возрасте так овладеть инструментом, здорово!

— Помните старый анекдот, когда прохожий спрашивает уличного музыканта, как попасть в Карнеги-холл?

— А тот отвечает: «Заниматься, уважаемый, только заниматься».

— Так действовал и я.

— Где состоялось Ваше первое выступление как органиста?

— В школе, где работаю, а через год выступил с концертом в Кафедральном соборе церкви Ингрии (Мариенкирхе) в Петербурге, тогда впервые играл на духовом органе. Признаюсь, думал, что это мой первый и последний концерт, но одно за другим стали поступать предложения.

Неоднократно играл в Эстонии, в церкви в Святого Карла, инструмент там шикарный. Хотел бы сыграть там еще.

У меня есть намерение, поддержанное единомышленниками, построить в Павловске или в Пушкине барочный духовой орган.

— Буду держать за вас кулаки. Яркое сочетание Вы выбрали: математика — царица наук, и орган — король музыки.

— По большому счету моя специальность — математическая астрономия. Работаю в университете на кафедре астрономии.

— Расскажите о самом, на Ваш профессиональный взгляд, ярком астрономическом факте.

— Он лежит на поверхности. Если открыть учебник Воронцова-Вельяминова 80-х годов, там написано: «Звезды являются самыми распространенными объектами Вселенной, в них сосредоточено до 97 процентов видимого вещества». Получается, Вселенная по большему счету — звезды. В XXI веке стало ясно, что основное ее содержимое — темная материя неизвестной природы. Звезды же составляют не более 1 процента, 4 процента — межгалактический газ, процентов 30 — материя, а основное содержание Вселенной мы не знаем. Вопрос «что это» — все еще открыт.

— Как сказал один французский писатель: «Если бы мы познали тайны Вселенной, то тотчас впали в неизлечимую скуку». Не могу не спросить, как Вы относитесь к астрологическим предсказаниям?

— В свое время гороскопы составляли и Кеплер, и Коперник, жить на что-то надо было. Возможное влияние гравитационных полей планет на человека проверяли, корреляции обнаружить не удается, ее ноль. Во-круг значительно больше других, влияющих на здоровье и поведение людей, факторов, те же солнечная активность, погодные явления.

— Вы сказали, что работаете в школе, преподаете в университете. Как меняется и меняется ли с годами интерес детей к наукам, к музыке?

— Преподавать начал еще студентом. К огромному сожалению, интерес подрастающего поколения и молодежи к тому и другому снижается. С образованием в нашей стране серьезные проблемы, с советским оно не идет ни в какое сравнение.

— Что могло бы спасти затянувшуюся в образовании всех ступеней ситуацию?

— Возрождение советской школы, которая была построена по типу классической гимназии. То образование было фундаментальным, научным и разносторонним.

Мы живем в скоростном ритме, все нужно делать как можно быстрее, о качестве речь идет все меньше. Ценность получения, запоминания, хранения информации падает, мало кто успевает пропустить ее через себя, наработать базу.

Будь то музыка, наука — нужно работать системно, отрабатывая каждый навык.

— Александр Станиславович, Вы еще и преподаете вокальное искусство, и приехать в Ржев должны были со своей ученицей Мариной Макаровой.

— Да, в этот раз наша совместная поездка не состоялась, получится — обязательно приедем в другой раз. У Марины великолепный голос. Мы вы-ступали в Милане, в марте этого года был ее первый концерт в Мариинском театре. Одаренная, трудолюбивая девушка, работа с ней приносит радость.

— Считается, что главный смысл вокального искусства — в звучании слова, умении воплощать в пении мысли.

— Это одна из составляющих, приоритеты расставлять нельзя, в вокале важен комплексный подход. Кто-то говорит, что первые годы надо заниматься дыханием, петь только вокализ и ничего другого не делать. Кому-то такой подход, быть может, и подойдет, но в большинстве случаев это будет неэффективным расходом времени. Нужно понимать музыку, которую поешь, учить языки, на которых поешь (хотя бы фонетику), и все это в молодом возрасте делать одновременно. Ограниченное обучение считаю неправильным.

— Какую музыку слушаете Вы?

— Конечно, Баха, музыку, ему предшествовавшую. Слушаю и разучиваю музыку для концертов. Густав Леонхардт (прим. ред. — нидерландский органист, дирижёр) на своем послед-нем концерте в Петербурге метко сказал: «Берешь какую-нибудь голландскую мелодию XVI века, слушаешь и понимаешь, как низко мы пали…»

— Ржевитяне, кто пришел на Ваш концерт в Лютеранскую церковь, не прочь были послушать органную музыку Микаэля Таривердиева — узнаваемо, легче воспринимается…

— Есть такие предпочтения, да. Я играл оригинальное произведение Таривердиева, не транскрипцию. Он много писал для органа, в Калининграде даже проводится конкурс органистов имени Таривердиева.

— А есть те, кто под органную музыку засыпает…

— Не готовы к ней. Это то же самое, что читать японскую поэзию, написанную иероглифами. Не зная языка, сложно разобраться в смыслах.

— Когда я слушаю органную музыку, воображение начинает рисовать картины детства, цветущих полей, космоса…

— Это называется киномузыка, первый этап восприятия, самое начало. Произведения Баха, музыка эпохи барокко не имеют прямого иллюстративного ряда. Музыка вообще абстрактное искусство.

— Надо себя воспитывать…

— Конечно, воспитывать, приучать себя. Но музыка не математика, в ней не обязательно начинать со средневековья, далее идти к возрождению, можно Альфреда Шнитке слушать, у него довольно простая для восприятия музыка. Несомненно, когда все в системе, начинаешь понимать музыкальные веяния, влияния, восприятие становится интереснее.

— Считается, что лучшее влияние на человека оказывает именно классическая музыка…

— Классическая музыка — понятие широкое. Вся эволюция европейской музыки, ее энергия идет от распада европейской цивилизации. Изначально музыка была одноголосной, исключительно религиозного значения, без указания авторства, никому не приходило в голову приписывать его себе. То же можно сказать о скульптуре, изначально заключенной в камне, который нужно лишь очистить.

В музыке ренессанса и барокко появилось многоголосье, украшательство. Герои сюжетов опер этой эпохи — боги, античные персонажи, в эпоху классицизма — представители разных сословий, в романтизм героями становятся артисты, поэты, куртизанки, та же потрясающая и безнравственная Кармен, народу становится интересно это. К XX веку из музыки изгнали человека, а потом из музыки начали изгонять и саму музыку. Вот это прогресс…

— Да, суть прогресса происходящему противоположна, противоречия налицо. И все же что из классики Вы бы рекомендовали слушать?

— Если провести опрос, кто самый великий писатель, художник, скульптор, получим разные, особенно у людей разных национальностей, ответы. Но если спросить, кто самый великий композитор, большинство сойдутся на одном — Бах. Он вобрал в себя всю музыку, довел ее до совершенства. Тем, кто живет после Баха, повезло — мы имеем возможность слушать и исполнять его произведения. Отвечу так: если мало времени, надо читать Пушкина и слушать Баха.

— Спасибо за интересную беседу, Александр Станиславович. Будем ждать Вас и Марину в Ржеве с концертом.

http://rzhevnews.ru/?p=33977

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2023 АНО «Информационный музыкальный центр». mail@muzkarta.info
Отправить сообщение модератору